В одном посёлке военном на Севере произошёл случай, люди долго потом судачили. Жила там одна дама замужняя -Тамара, муж её начальником снабжения служил, должность очень престижная, но народ там не завистливый, у всех свои хлопоты. Детей в этой семье не было, почему — не знаю. Около сорока лет им было.
Мужья всё на службе, а женщины собирались досуг скрасить вечерами. Была у Тамары странность, для военного посёлка весьма интересная: увлекалась она эзотерикой, даже не помню, как при советской власти это называлось. Гадала она, духов вызывала, рассказывала всякую невидаль, вот только дара у неё не было, скорее причуда. Женщинам всё равно интересно, ходили к ней в гости послушать, поудивляться.
Вот только детей Тамара не любила, то ляпнет, что они гадят, то высказывает матерям, что они детей не воспитывают. Хотя в одном ребёнке она души не чаяла — в дочери своей лучшей подруги. Женщины не обижались, не водили к ней своих детей, и делу конец. Та ещё считала, что дети жизненные силы забирают, что стареют те, у кого дети есть, быстрее, и мужья их за это любить перестают, всё хвалилась, что ни разу с мужем не поругалась в жизни. Это относили к недостаткам её характера и всё равно ходили послушать, как Тома с намотанным на голове тюрбаном рассказывает о вызове духов, что видела их, как присутствующих, а Пушкин так и вовсе не желал уходить.

Как-то лучшая подруга Тамары должна была улететь в Москву, срочно. Дочь решено было оставить с Томой на пару недель. Девочка была не подарок, избалованная, помню, ей запрещали дружить с «плохими» детьми, которые маленькими топориками скалывали лёд со ступенек. Так она и кричала: «Убийцы с топорами!» — мать подучила, а её отец наоборот хвалил детей за труды. Подруга улетела с мужем, а девочка раскапризничалась. То ль перенервничала Тома, а может ещё чего, но из-за угроз девочки убежать к маме женщина вывела её гулять привязанной на верёвочке. Ей, конечно, объяснили, что так нельзя, но дело сделано, и приехав, мать первым делом закатила скандал. Много чего они друг другу наговорили, но самой страшной для Томы фразой стала: «Вот случится что с твоим мужем — никому ты будешь не нужна!»

Читайте также статью:  Каждый год в день рождения Эдгара Аллана По таинственный человек оставлял розы и коньяк на его могиле

На этом Тамара совсем зациклилась, а потом воспряла духом. Были они с мужем у какого-то шамана, тот дал ей что-то наподобие ловца снов, только с колокольчиками, несколько штук. Стала Тамара рассказывать всем, что муж её после смерти сможет с ней общаться, всё это было зимой, а муж её летом и правда погиб. Глупо как-то. Были раньше пружины для занятий гимнастикой, он эту пружину о скамейку закрепил на пристани и тянул, тянул, пока она не сорвалась ему прямо в лоб. Он, потеряв сознание, упал в залив и захлебнулся. После похорон вдова сначала ни с кем не общалась, а потом снова начала. Стала просить оставаться у неё ночевать, женщины, конечно, соглашались, такое горе у человека. Но стали рассказывать, что особо Тамарка не горюет, ночами начинают звенеть колокольчики на круге, в центре которого что-то вроде лески, наподобие паутины. Тогда хозяйка в своём репертуаре рассказывала, что это её любящий муж. Очень ей нравилась такая любовь, неземная. Местные уже подумывали её сосватать кому-то, но что они понимают в такой-то любви!

Учительница пения, тоже вдова, к ней зачастила. Потом тоже такие захотела, но узнала, что прощаться можно только после смерти близкого, одну ночь, под утро надо сказать: «Больше не приходи,» — а колокольчики привезти обратно.
Как-то учительнице не спалось и, услышав шаги, решила она, что Тома тоже не спит и можно попить чаю вместе. Квартира двухкомнатная, идёт учительница, свет включила, видит — вода на полу, вроде следов, дверь в комнату Тамары открыта, заглянула, а там стоит муж Томин, весь мокрый, опухший и светится неестественно-зеленоватым. Та остолбенела, а муж на Тамару залез и душит её. Только у подруги голос появился, она заорала, Тамара тоже в себя пришла, хрипит, муж слез и клацая зубами вышел в коридор, вроде как дошёл до круга шаманского, колокольчики зазвенели, и он исчез.
Тома переехала к подруге, покричав, чтобы больше не приходил, а колокольчики выбросила в залив, на месте гибели мужа. У подруги на входе в гостиную были модные по тем временам такие шуршащие занавески. Весь кошмар повторился в первую же ночь, подруги не спали до утра, а утром поехали к шаману. Тот вокруг ходить не стал, сказал, что баба ему нужна, что Тома может оставаться, а может уходить, больше и слушать ничего не пожелал. Тамара осталась из страха, боялась, что ещё одну ночь она просто не переживёт, а чужой, хмурый колдун обещал, что в его доме ей ничего не грозит. Всё имущество бывшего супруга забрал шаман себе.

Читайте также статью:  Три истории левши

Мы потом переехали, о Тамаре разные слухи доходили, кто-то говорил, что у неё трое детей и что пашет она как проклятая, больная вся, не приучена к труду, в условиях Крайнего Севера, а другие говорили, что детей двое, а рожая третьего она умерла, другая за ними смотрит женщина, местная.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ