Автор: Александр

Уважаемая газета «Приключения. Тайны. Чудеса»! Эту поучительную историю я услышал от своей матери, когда мне было лет 12-13. Произошла она в одной из деревень Новгородской области.

Начало тридцатых годов прошлого века. Коллективизация. Поход преданных партии людей за «излишками» крестьянского хлеба. Из областных и районных центров в села наезжают всевозможные «десятитысячники», пропагандисты и агитаторы, организуют в селах коммунистические и комсомольские ячейки, активно записывают туда малограмотных крестьян… Вот только самих крестьян «светлое завтра» как-то мало интересует, куда важнее для них дела насущные: заботы об урожае, о полноте своих клетей и амбаров.

Была среди пришлых и Оксана – бывшая питерская ткачиха, стройная, кареглазая, бойкая дивчина двадцати лет. Молодость и неуемная энергия били вне через край: всегда она что-то организовывала, возглавляла, записывала всех на очередное коммунистическое мероприятие… Пожилые люди ее не осуждали, но и особо не привечали. А политически грамотная молодежь деревни сразу признала в ней своего лидера, потянулась, завела дружбу. Парни поглядывали на Оксану с интересом и затаенным желанием. Верно, не раз думали, скрывая от родителей влюбленные взгляды: «Хороша Оксана – вот бы мне такую в жены!». И тут же гнали заветную мысль прочь: «Боязно, она из другого мира, не одобрят родители такой женитьбы!».

Но нашелся парень по имени Василий Андронов из семьи крепкой, зажиточной. Влюбился он в Оксану до одури и взлелеял мечту: жениться на Оксане, чего бы это ему ни стоило! Заикнулся как-то об этом отцу и матери – да куда там, те и слушать не захотели: «Сдурел ты, парень! Она же городская, идейная, а мы люди простые, темные. Не нашей она породы!».

Читайте также статью:  Таракан

Смолчал пока Василий, но не оставил своей мечты: «Все равно женюсь – а там будь что будет». Принял он комсомольскую убежденность Оксаны – не сразу и не во всем, но принял. Стал Оксаниным заместителем по комсомольской работе: созывал парней и девчат на собрание ячейки – а кто заупрямиться, тот и кулака Василий может отведать! Да и самой Оксане Василий нравился: высокий, плечистый, синеглазый, настоящий былинный добрый молодец. Стали они встречаться тайно, скрытно, вдали от людских глаз. Да разве от деревенского люда что скроешь?

Гуляли как-то Василий с Оксаной за деревней у речки Нытвы, и за разговорами пожаловалась Оксана Василию, что спущенный из района план по коллективизации крестьянства трещит по швам. Не хотят люди вступать в колхоз, что с ними не делай! К идее коллективизации относятся враждебно, с недоверием. Зажиточные мужики прячут хлеб, скотину в колхоз не отдают, а агитаторов встречают крепким мужицким словцом.

Горько это было слышать Василию. Ведь он и сам был из зажиточной крестьянской семьи. Знал он, что у отца хлеба достаточно, много и всякой скотины; знал, что прячет батя зерно в хлеву под навозом, а скотину отвел за деревню в лесную сторожку деда Михея. Но уж больно была мила ему Оксана, и решил Василий не пожалеть отцовского добра ради нее. Шепнул он ей на ушко, где у отца что припрятано – на том и разошлись они в тот вечер.

А через неделю нагрянули к отцу Василия комитетчики и партийные активисты. Все быстро нашли и увезли с собой. Да еще пригрозили: за укрывательство хлеба от советской власти под суд пойдешь! Загоревали у Василия в доме, бабы вой подняли, один лишь Василий не горевал. Знал он: не последний это хлеб у родителя – зато Оксане он еще больше мил стал!

Читайте также статью:  Пленник старого склепа

Вновь встретились вскоре влюбленные на берегу Нытвы, обсуждали очередные коммунистические планы… Внезапно небо заволокло тучами, в жаркий июльский вечер ворвалась гроза, с неба хлынули нескончаемые потоки воды. Кинулись Оксана с Василием спасаться от дождя, да куда у реки спрячешься? И вспомнили они тогда про заброшенную часовню. С незапамятных времен стояла эта часовня на берегу Нытвы. Двери у нее всегда были распахнуты, внутри же ее, как сказано в Библии, царила «мерзость запущения». Крыша часовни местами протекала, зато толстые стены были сложены из прочного старинного кирпича. Решетчатые окна давно стояли без стекол, окованные железом двери еще поскрипывали на заржавленных петлях. Пол часовни издавна был выложен толстыми гранитными плитами, и от этого все обветшалое строение казалось тяжелым, массивным, вечным. Вот в этой часовне и укрылись от дождя Василий с Оксаной.

Наутро дождь закончился, но влюбленные не вернулись в деревню. Хватились их лишь через сутки, отправились всем миром на поиски. А когда вышли на берег реки, туда, где стояла старая часовня – ахнули и не поверили собственным глазам. Вместо часовни зияла огромная яма, глубиной до двух метров. Земля в яме была влажной, взрыхленной, зыбкой. Страшная догадка открылась сгрудившимся вокруг ямы людям. Знали жители деревни, что под верхним слоем почвы протекает подземная река, которая где-то под землей впадает в Нытву. Размытая вчерашним дождем почва не выдержала тяжести гранитных плит и кирпичных стен – и древнее строение ушло под землю, поглотившую вместе с подземной рекой и саму часовню и тех, кто в ней укрылся.

Вот так был наказан Василий, повторивший исторический «подвиг» Павлика Морозова – только в этот раз кара за предательство последовала не от людей, а с самих небес.

Читайте также статью:  20:53 Цифровая камера

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ