Учился со мной в классе мальчик Дима, мальчик Дима рос и медленно, но верно превращался в запущенного алкоголика со всеми вытекающими, вплоть до алкогольной эпилепсии. Все на нем крест поставили: лечили его неоднократно, его отец и брат от него отказались, и, как обычно бывает, боролась только мать.

Потом я не видела его года 2, может, три. Как-то приехала к себе домой, пошла в магазин, смотрю – лицо знакомое. Я глазам своим не поверила: это был Дима. Он тоже обрадовался, но я была в недоумении, так как, когда видела его последний раз, думала жить ему осталось максимум месяц, а тут… абсолютно нормальный, симпатичный молодой мужчина.

Решили мы с ним встретиться вечерком, прогуляться, поговорить. Встретились, я начала ему ныть, как мне тяжко и т.д. Потом он рассказал о своем «преображении». Положили его в психушку (вроде, «белочка» сильная началась, точно не знаю почему). И вот, лежит он там какое-то время, говорит – это ад! Привезли им как-то новенького, тоже алкоголика с кучей диагнозов, мужику лет под 60. И вот он постоянно, мол, Дим, ты бы не подходил к окну, там мертвый стоит; Дим, ты сегодня спал, а по тебе черт прыгал (в эту ночь, по рассказу Дмитрия, ему было особенно плохо, он готов был всех порвать, главное, чтобы свалить оттуда и напиться, очень хотелось выпить, говорит, крутило по-страшному) – много таких моментов описывал.

Дмитрию стало лучше, ему разрешали погулять, побродить по лечебнице. И вот как-то он заходит в палату, а этот мужик шипит, и каким-то женским голосом выдает:

— Вы еще намучаетесь, сдохните и намучаетесь.

Читайте также статью:  То, что не могу объяснить

Потом у этого мужика начался приступ, подбежали врачи.

Прошло несколько дней, этот мужчина говорит:

— Там сегодня в соседний палате такой-то умрет, нужно попрощаться перед сном, — все повертели у виска, мол, почему умрет? Ночью тот мужчина умер.

Еще Дима рассказывал, как тот мужик говорил:

— Ты, Дима, поправишься, семья у тебя будет, дети, но после смерти ты ответишь за все горе, которое причинил своей матери, а она из -за тебя (мат) сейчас сильно болеет. Тут-то ничего, а вот там за все поплатишься!

Оказывается, на самом деле мама Димы скрывала, что у нее развилась онкология, не хотела, видимо, на него вину вешать. Многое, говорит, тот мужик рассказывал: что вокруг нас много разных других «жителей» – мы их не видим, а они наблюдают, могут провоцировать человека на что-либо, внушая ему в голову разные мысли; что все мы это всё увидим – с первых минут, как отойдем в мир иной, но та реальность – она более настоящая, чем эта. То есть, когда будем там, придет озарение, что да, вот оно настоящее. Естественно, я сказала:

— Ну ты бы ему еще налил, он бы тебе вообще все бы показал. Если человек болен, то его рассказы естественны для его воспаленного сознания.

Дима сказал:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ