Войну никогда не начинают гуманисты. Войну начинают политики. Как правило, чтобы поднять свой собственный рейтинг, отвлечь население от внутренних проблем или дать хорошо заработать своим друзьям из военно-промышленного комплекса. А задача любого нормального человека всеми силами выступать против войны, если на его страну никто не нападает.
И не слушать платных государственных врунов, вещающих о том, что против Родины идет необъявленная война, что стране в кольце врагов, что нужно постоять за честь отчизны, что если мы сегодня не пошлем хороших парней убивать плохих парней, то завтра война придет в наш дом.

Это касается любой страны. И настоящий патриот это не тот человек, который призывает к войне, а тот, у кого хватает смелости идти против своей страны. Проблема общества не в гражданском неповиновении – проблема в гражданском повиновении.

В 1966 году Бертран Рассел созвал Международный трибунал по расследованию военных преступлений во Вьетнаме. В него вошли Жан-Поль Сартр, Симона де Бовуар, Джеймс Болдуин и еще десятки интеллектуалов. Участниками трибунала стали не только профессиональные юристы, но и писатели, философы, поэты и учёные. Рассел писал, что войну во Вьетнаме «нельзя рассматривать иначе, как варварство, напоминающее по приемам ведения войны методы, продемонстрированные немцами в Восточной Европе и японцами в Юго-Восточной Азии».

Из вердикта Трибунала:
Соединенные Штаты несут ответственность за применение силы и, как следствие, за преступление агрессии, за преступление против мира. Соединенные Штаты, осуществлявшие бомбежки гражданских целей и гражданского населения, виновны в военных преступлениях. Действия США во Вьетнаме должны быть квалифицированы в целом как преступление против человечества. По некоторым достоверным американским источникам с начала войны были убиты 250000 детей, 750000 — ранены и получили увечья. В отчете сенатора Кеннеди от 31 октября 1967 года говорится о 150000 раненых ежемесячно.

Читайте также статью:  255 лет назад Императрица Елизавета Петровна издала указ, запрещающий взяточничество госчиновников.

Пресса смеялась над этим трибуналом – он не обладал никакими правомочиями, а его решения не имели юридической силы. Его презрительно называли «суд кенгуру» (англ. kangaroo court).

А между тем идея более чем здравая. После каждой большой войны должны проходить такие трибуналы. После войны в Ираке, в Чечне, в Ливии, в Югославии, в Грузии, в Сирии и т.п.. Нужно документировать все. Нужно называть поименно всех организаторов этих войн и всех военных преступников. Даже если прямо сейчас нет возможности судить их. Война – это слишком серьезное дело, чтобы доверять ее политикам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ