В тот день, когда я умер

С моей женой Мелиссой мы познакомились, когда она была совсем юна. Я не могу забыть дивные контуры ее идеальной формы личика, в слепящих солнечных лучах она казалось нимфой, ангелом. Я не смог сразу увидеть в деталях ее фигуру, но очертания грациозных форм надолго отпечатались у меня в памяти, словно мечты, грезы, сон.
Она стояла у окна и немного повернулась ко мне, когда я вошел в комнату со словами: « Добрый день! Месье ищет кого-то?» О, что за прекрасные звуки то были! С самого начала я знал, что она станет моей, я сделаю все для этого!

Почему-то именно момент нашего знакомства я вспомнил первым после моей смерти. Предвещая ваши вопросы, я сразу скажу — ничего не было. Не было света в конце тоннеля, ангелов или Харона. Просто я пришел в себя и понял, что все еще жив. Вернее, я так подумал сначала. Однако, позже под комьями болотной грязи, налипшими на мое тело, я обнаружил первые признаки разложения: из нескольких ран пришлось удалить пару мерзких червей. Сколько я пробыл там, в кромешной тьме? День, два или целую вечность? Я знал, что я совсем не в порядке, особенно удручающим был тот факт, что я не помнил события последнего дня моей, так я ее назвал сам, человеческой жизни. Я точно что-то должен был сделать, но что – вспомнить не мог.

Единственным верным решением было пойти домой. Конечно, Мелисса меня испугается, возможно, будет истерить, но я ее успокою, я скажу ей: «Моя дорогая жена, ты будешь счастлива узнать, что какой-то добрый, а скорее всего, злой рок воскресил меня из мертвых, неужели ты не рада этому факту? Она будет еще в шоке, скривит свои алые губки, но обязательно скажет что-то наподобие: «Ах, милый, ты так грязен, что я не вижу твоего лица, тебя нужно срочно умыть». Пока я буду отмокать, она приготовит вкусный ужин, мы вместе посидим, подумаем, что делать дальше. Так было всегда, мы вместе решали проблемы по месте их поступления. Мы были, словно инь и янь — дополняли друг друга. Мелисса была из того типа людей, которые легкомысленны и часто забывают телефон на столике в пиццерии, даты рождения и оплаты счетов. Своей беспечностью и легким отношением к жизни она часто дополняла мою приземлённость и рациональность.

Тяжелой поступью, еле-еле переставляя ослабшие ноги, я двинулся вперед. Ветер был прозябающим, обуви не было, но я не чувствовал холода, только легкий озноб бил тело. Мысли были сонные, вялые, но тут я увидел кое-что, что шокировало меня и подействовало отрезвляюще: из правой руки торчал обломок кости. Я оторвал кусок от полуистлевшей рубашки и, зажмурившись, постарался вернуть кость в обратное положение. Рубашка была преподнесена мне Мелиссой на мой 41-й день рождения. Это был прекрасный солнечный день. Собрался круг самых близких и дорогих мне людей, в том числе, Джимбо Андресен – мой закадычный друг с самого детства. Джимбо поднял бокал:

Читайте также статью:  Забери меня к себе

— Я хочу выпить за прекрасного друга, и ничто не способно разрушить нашу дружбу. Он не раз спасал мою жизнь, и я благодарю судьбу за то, что она подарила мне такой прекрасный шанс: поздравить в очередной раз Алана с его Днем Рождения! – С этими словами Джимбо опрокинул бокал и подмигнул мне. Тогда я был счастлив: в новой подаренной Мелиссой рубашке я стоял и принимал поздравления, еда была вкусная, а настроение – превосходное!

Под ногами все еще хлюпала болотная жижа, голова немного кружилась, а поднявшийся ветер норовил ударить исподтишка слабое тело и опрокинуть его навзничь. Но я не сдавался, вдалеке уже виднелись поля, а за ними начнутся фермерские домики. Я вспомнил это только сейчас, также я помнил эту дорогу: вот колючий кустарник, вот табличка с указателем. Сегодня я проезжал тут по дороге по направлению к озеру, за которым начиналось болото. Я вспомнил, как мы сначала заблудились и Мелисса воскликнула:

— Я забыла дома карту, извини меня, дорогой. Это моя ошибка! – Мелисса всегда была такой любезной и доброй. Казалось, ничто не способно было вывести ее из себя. Она терпела все: мое долгое отсутствие дома, когда я задерживался на работе; постоянные командировки в Атланту; все те вещи, которые не терпят большинство женщин. У нас было полное взаимопонимание: я ее обожал до потери пульса. Немного улыбнувшись этой странной аналогии, я продолжил путь. Болотная грязь на мне засохла и отвалилась, обнажив дыры в моей плоти. Что же произошло, и что я должен был сделать? Это чувство начало мучить меня все сильнее. Получается, что я призрак, который не может успокоиться до тех пор, пока не доделает земные дела? Но какие? Какие несделанные дела держат мою грешную душу здесь, где найти приют?

Чем сильнее я задавался этим вопросом, тем хуже становилось. Я почувствовал першение в горле. Остановился и отпил из какой-то вонючей лужи пару глотков. Словил себя на мысли, что это не я – не тот человек: веселый, улыбчивый и аккуратный, в теплом белом свитере, наглаженной рубашке и синих джинсах, каким я был сегодня утром. Кажется, память начинала ко мне постепенно возвращаться отрывками, из которых мне удалось сложить паззл. Мы с Мелиссой собиралась на пикник, она приготовила много бутербродов с арахисовым маслом, потому что знала, как я его люблю; в воспоминании я не видел ее лица, но видел ее нежные руки и трогательные ключицы. В ложбинке грудей мелькал подаренный мною медальон.

У медальона особая история: он достался мне бесплатно, точнее, я выменял его на старые наручные часы. Они мне были дороги, но Мелиссе красивый талисман настолько запал в душу, а я ее так любил, что пришлось в срочном порядке привезти часы на обмен у старого индейца. Мелисса часто надевала медальон и любила хвастаться им перед друзьями. Еще бы! Превосходная гравировка, витиеватые узоры по бокам медальона придавали ему некую загадочность. Если посмотреть в его поверхность, то лицо выглядело странным, будто бы приобретало черты другого человека, но похожего на тебя. Черные тучи на минуту отпустили луну, в отражении лужи я увидел свое лицо. Вернее, все, что от него осталось: на заплывшие глаза налегали всклокоченные пряди волос, припорошенные кое-где тиной, кожа почта вся измазана засохшей болотной жижей, вперемешку с моей запекшейся кровью.

Читайте также статью:  У одной женщины умер муж. Назовём её

Зрелище не для слабонервных, но Мелисса обязательно поймет. Как тогда, когда мы поругались по поводу новых штор в гостиной. Казалось бы, причина глупа и до ужаса банальна, но настроение у меня было ни к черту, и я вспылил из-за пустяка, ушел в бар вместе с Джимбо. Я не помню, как попал домой, однако, на следующий день выяснилось, что Джимбо еле приволок меня домой, к тому же меня еще стошнило на ее любимый коврик. Утром Мелисса принесла свежесваренный чай с долькой лимона и сказала: «Любимый, я не сержусь, я все понимаю, мы повздорили на пустом месте. Давай просто забудем этот инцидент!». Ах, милая Мелисса. Как недостает сейчас тебя!

В полном смятении я шел вперед, покрывая километры пути. Начинало светать. Наверное, сейчас где-то 3 или 4 утра. Весь мир погружен в сон и видит чудесные сны. Я понимал, что нужно вспомнить, что же я должен сделать! Давай, напряги остатки мозга, в прямом и переносном смысле, Алан! Вспомнить ничего не получилось, грела надежда, хотелось просто тупо идти вперед, домой. Прямо и прямо…прямо и прямо…Так, кажется, мне шептала Мелисса: «Милый, плыви прямо…» Мы плыли с ней на лодке, вокруг – тихая заводь, красивый вид. Настроение было романтичным, хотелось поцеловать Мелиссу, почувствовать ее возле своего сердца, обнять и никогда не отпускать. Я обернулся на нее и посмотрел, солнце слепило глаза, и я видел только контуры ее фигуры, как тогда, в день первого знакомства, когда она стояла у окна.

— Ты меня все еще любишь, Мелисса? – Она молчала, и мне хотелось услышать ее.
— Безусловно, дорогой. Неужели у тебя есть причины думать обратное? – Голос ее был странным, глухим и немного дрожащим. Я почувствовал, как лодка закачалась, будто Мелисса встала. Я хотел повернуться, чтобы посмотреть, что она делает, но тут же увидел на тихой гладкой поверхности воды черную тень, прямо надо мной, через секунду последовал глухой удар по затылку.

Возможно, я умер сразу же в тот момент: Мелисса нанесла удар четко и удачно для нее, возможно, еще пребывал в сознании некоторое время, однако, еще несколько минут я понимал и слышал все происходившее вокруг меня. Несколько минут молчания, после чего я услышал всплеск воды. Это мое тело погрузилось в воду. Прощай, Мелисса!

Я уже стоял перед своим домом, вернее, бывшим некогда родным домом. Скоро мир начнет просыпаться и мне не место в нем. Когда я вспомнил все произошедшее, все еще больше опустело вокруг меня, внутренние органы и куски плоти начали отваливаться прямо на ходу, но мне уже было плевать. Я обошел дом с обратной стороны, взломал дверь и на минуту задумался, что я буду делать. Прокрался незаметно в середину, заглянул в спальню. Увиденное неприятно поразило меня: на нашей кровати мирно спали Мелисса и Джимбо. Злость овладела остатками моего мозга: они будут жить, в то время как беспощадно оборвали мою жизнь, и не будет больше у меня ничего: дома, семьи, друга, теплых летних вечеров и приятных рассветов. По какому-то наитию я понял, что должен был сделать, осознание просто пришло само собой: засунув руку в карман, я достал медальон. Пару секунд я разглядывал его. Мелисса забыла украшение утром, собираясь на пикник, она была такой забывчивой! Я должен отдать его ей, вот моя миссия! От злости захотелось сплюнуть, но слюны во рту не было, впрочем, зубов и языка я тоже уже не чувствовал. Рассыпался прахом прямо на ходу. Насмешка судьбы!

Читайте также статью:  Городок

Будильник пропищал 08:00. Мелисса открыла глаза, на душе было мерзко и страшно от будущего, но она справится со всем, что ей предстоит пройти. Поиски пропавшего мужа велись уже практически полгода, следствие зашло в тупик, но ей нужно было продолжать жить – все это понимали! Она же так молода! Конечно, еще нужно выждать некоторое время, и она сможет, наконец, обручиться с Джимбо. Мелисса так давно об этом мечтала! Однако окружающая обстановка заставила забыть грезы: в комнате стоял мерзкий запах болотной тины. Мелисса поморщилась, но тут же замерла: на полу подсохшими лужицами разливалась болотная жижа.

Пол был усеян отпечатками ног, следы которых вели прямо к ее кровати и обратно. В гостиной поскрипывали открытые ставни, пора бы их смазать! Побелевшая от ужаса Мелисса отворила дверь и заглянула в полутемную комнату. Висела давящая тишина, только в комнате сильный ветер порывами колыхал ставни, словно паруса. Внезапно Мелиссе удалось разглядеть в углу черное пятно. В полумраке комнаты оно было похоже на человеческую фигуру. Мелисса хотела позвать Джимбо, но от страха не смогла даже двинуться. Наконец, ей удалось дотянуться до выключателя. Тогда она увидела то, что заставило разум содрогнуться от ужаса и уже никогда полностью не вернуться в себя. В странной скрюченной позе Джимбо висел, подвешенный к металлическому карнизу. Казалось, что в последние моменты жизни он улыбался – на его лице остался оскал ухмылки. Шею перерезал тот самый ею утерянный медальон, который она долго искала… Мелисса громко закричала. Уже позже полиция найдет на дворе горку истлевшего трупа, в котором так и не признают пропавшего Алана Миллера.

В тот день, когда я умер, стояла прекрасная погода, вовсю светило солнце, и мир готовился к новому дню!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ