Автор: О. П. Хрусталева

Здравствуйте, уважаемая редакция! Пока мы верим в Чудо, мы живем. Но ведь чудо – не обязательно что-то хорошее, волшебное радостное. А чудеса, которые всю мою жизнь преследуют меня, сосем другого плана.

Началось все, когда мне было тринадцать лет. Жили мы тогда на Севере, родителям не дали летом отпуск, и меня одну отправили к тете в Северодвинск. Я провела там летние каникулы, а перед началом учебного года тетя посадила меня на самолет. В самолете рядом со мной сидела молодая женщина – я никогда ее прежде не встречала, хотя в своем городе знала практически всех. Мы разговорились (я была очень общительной девочкой), и вдруг она сказала: «А я хорошо знаю твоих родителей. Мы с тобой даже родственницы. Когда приедешь – спроси их обо мне».

В аэропорту меня встретили родители, повезли домой. Всю дорогу я чувствовала такую жуткую тревогу, какую не испытывала ни разу в жизни. Не выдержав, сказала о своей тревоге родителям – те начали меня успокаивать, утешать. Между делом оказалось, что этим летом в армии погиб наш сосед, с семьей которого мы очень дружили. Я решила, что моя тревога как раз оттого, что я почувствовала эту смерть.

Мы приехали домой, отдохнули, и родители стали собираться в лес за грибами. Предложили мне поехать с ними – и я впервые в жизни отказалась, хотя поездки эти любила всем сердцем. Самые счастливые времена моего детства – сбор грибов, ловля рыбы в озерах. Как сейчас помню северные тундровые цветы – колокольчики, кашку…

Папа с мамой уехали, а ко мне пришла подружка. Мы пошли на речку, сели на бережку, начали делиться впечатлениями о лете. И вдруг я неожиданно вспомнила свою соседку по самолету – я ведь так и не сказала о ней родителям. И вдруг от этого воспоминания меня словно шилом кольнуло: я сорвалась с места и стрелой побежала домой. Там меня ждала страшная весть: мои родители в больнице, в крайне тяжелом состоянии. Их сбила грузовая машина – прижала к обрыву и раздавила. Особенно сильно досталось маме: она еще долго была между жизнью и смертью.

Второе мое «чудо» произошло после того, как я вышла замуж. Мы с мужем и маленьким сыном уехали в Вологду, к его родителям. Домик у них был совсем маленьким, все мы в нем не помещались – так что мы с мужем и сыном вскоре ушли жить в деревеньку, где было всего три-четыре дома. Через стенку жила одинокая бабушка-соседка, а в домик рядом на все лето приехали две сестры-старушки из Ленинграда. Муж целыми днями работал, а я возилась с сыном, готовила, стирала, убиралась. Как-то бабушка-соседка решила угостить нас – принесла баночку сметаны. Я поела, а утром пошла развешивать белье. Ко мне подошли бабушки-ленинградки, мы начали разговаривать – и вдруг вижу: их лица из улыбчивых становятся испуганными. Чувствую: все дело во мне, говорю что-то не то, а остановиться не могу. Бабушка поспешно убежали, а я в себя придти не могу: точно помутнение на меня нашло.

Читайте также статью:  ДЖЕФФ ПРОТИВ СЛЕНДЕРА: УЗЫ КРОВИ

А ночью нас с мужем разбудил крик сына: «Дядя, дядя!» Я вскочила, смотрю: сынишка стоит в своей кроватке-манеже и показывает на дверь. Горел ночник, все было видно четко: в проеме двери стоит высокий мужчина и неодобрительно качает головой. Муж проснулся и тоже увидел этого мужчину – а тот постоял-постоял, и исчез. Мы с мужем вскочили, зажгли свет, осмотрели двери. Все было заперто на засов – никто не мог войти.

На следующий же день нас забрала к себе свекровь. Уже там мы узнали от женщины, сдавшей нам комнату, что мужчина, которого мы видели, — это ее муж, покончивший с собой, а бабушка за стенкой – его мать. Деньги за постой она вернула нам сразу же, без разговоров – было видно, что увиденное нами нисколько ее не удивило. Прошел месяц – и мы с мужем вдруг расстались. Почему, отчего? До сих пор не знаю. Словно никогда и не жили вместе, и не любили друг друга…

Я второй раз вышла замуж, мы с мужем уехали жить в Крым. Там у нас родилась дочка – ангел неземной красоты, ласковая, нежная, спокойная. Все на улице оглядывались ей вослед. Когда дочке было три годика, в садике на прогулке она съела стручок белой акации. Ее без нашего ведома, прямо из садика, отправили в больницу, положили под капельницу. Ей стало хуже. Мы с мужем отвезли ее в реанимацию в Симферополь. Всю ночь не спали – лежали при свете. И вдруг возле лампочки зажужжала огромная муха — и лампочка взорвалась и разлетелась на мелкие осколки. Меня словно током пронзило – я закричала: «Это все! Это все!». Мы тут же позвонили в Симферополь: в эти минуты наша звездочка умерла. А уже потом мы узнали, что белая акация не ядовита.

Мы переехали на Кубань, жизнь начала налаживаться… И вдруг на рынке ко мне привязалась цыганка: «У тебя горе!» Я отмахнулась, а через день умер мой муж. Чтобы хоть как-то поддержать меня, из Тирасполя приехала моя подруга с детьми. И вот снится мне сон: приходит ко мне муж и говорит: «Оля, вызывай электрика». Я проснуться не успела, как ко мне прибежала подруга: «Оля, мне твой муж снился! Велел мне электрика вызвать». И, что бы вы думали: пришел электрик и обнаружил, что возле кухни, под потолком, тлеет проводка.

Читайте также статью:  Хозяин заброшки

Прошли годы. Выросли дети. Сын живет в другом городе, а мы с дочкой и десятимесячным внуком вместе. И вот недавно средь бела дня сгорела наша летняя кухня – короткое замыкание. Сгорела моментально, не успели вынести ни мебель, ни посуду. Негде помыться, еду приготовить. Восстановить кухню не на что.

Может быть, кто-нибудь прочтет это письмо и сможет мне помочь. Может, хоть раз в моей жизни произойдет настоящее Чудо.

 

Вытор фото: Соболь Евгений

Человек, призывающий беду
Автор: Оксана Д., Н. Новгород

Здравствуйте, уважаемая редакция! Больше десяти лет я работаю секретарем в одной организации, и все это время я делила кабинет с одной удивительной женщиной по имени Ольга. Никогда в жизни я еще не встречала такого доброго, позитивного человека. На моей памяти они ни разу не сказала ни о ком худого слова, никогда не пожелала никому ничего плохого, никогда никого не обозвала – даже в шутку. Более того: однажды в нашу фирму пришел возмущенный клиент и начал еще в приемной «качать права». Ольга попыталась вежливо его успокоить, но клиент был страшно зол на нашу фирму и высказал все, что он думает о фирме и о самой Ольге.

Наверное, если бы меня так прилюдно оскорбили – причем совершенно ни за что – я бы не сдержалась. Но Ольга только вздохнула и снова начала тихим голосом уговаривать клиента успокоиться и дождаться директора. Когда, наконец, директор пришел и клиент пошел высказывать свои претензии уже ему, я не выдержала и в сердцах сказала: «Испортил нам с самого утра настроение! Какой хам! Чтоб ему тоже сегодня не поздоровилось!» К моему удивлению, Ольга чуть заметно поморщилась и промолчала. Я видела, что тот человек серьезно ее обидел, но даже после этого она не захотела пожелать ему ничего плохого. Я была просто поражена, и тогда Ольга рассказала мне свою историю.

Оказалось, что еще с детства у нее открылся странный дар. Стоило ей еще ребенком пожелать другим детям какие-нибудь неприятности (например: «Чтоб ты упал!» или «Пусть тебя мама сегодня отругает!»), ее пожелания сбывались практически сразу же. Ольга очень гордилась своим даром и считала, что может наказать любого, кто ее обидел. Для этого ей нужно было только очень сильно, от всей души, пожелать своим недругам любую неприятность, причем даже не обязательно вслух. Неприятные ей люди падали с лестницы, ломали руки, теряли кошельки с деньгами, а Ольга смотрела на это и ликовала.

Читайте также статью:  Просто приходил покурить

Потом она стала замечать, что остановиться ей становится все сложнее и сложнее. Иногда она в сердцах могла бездумно пожелать: «Что ты подавился!» — и человек на ее глазах задыхался и чуть не умирал от удушья. Ольга стала пытаться контролировать свой дар, но контролю он поддавался плохо — ведь Ольга с детства привыкла не отдавать себя отчета в своих поступках. Иногда она сначала желала кому-нибудь что-то дурное, потом спохватывалась, но было уже поздно.

Однажды Ольга, которой к тому времени уже исполнилось двадцать семь лет, ехала с мужем в деревню. Неожиданно их машину очень жестко подрезал «форд», Ольга с мужем чуть не улетели в кювет, и тут Ольга, вне себя от гнева и страха, прокричала вслед водителю «форда»: «Ах ты гад! Да чтоб от такой езды твои мозги разлетелись по асфальту, а от твоей машины ничего не осталось!» Через минуту она уже успокоилась и пожалела о своих словах – а буквально через несколько километров она увидела то, что осталось от «форда». Водителя занесло на мокром асфальте и он на полной скорости влетел под встречную фуру. Его самого вышвырнуло на дорогу, а машину сплющило так, что она и на машину-то перестала быть похожа. Водитель «форда» от удара головой об асфальт умер сразу – Ольга рассказывала, что весь асфальт был в его крови. Но самое худшее ждало ее впереди: оказывается, на заднем сидении «форда» были две малолетних дочери водителя, которых Ольга просто не разглядела. От удара об фуру обе они погибли на месте.

После этого случая Ольга поклялась никогда больше не пользоваться своим проклятым даром. Часто ей приходилось очень тяжело – ведь на все оскорбления она должна была оставаться спокойной и доброжелательной и даже мысленно не позволять себе думать о людях плохо. Когда ей становилось совсем тяжко, она всегда вспоминала тех погибших по ее вине девочек, и собственная обида сразу же казалась ей чем-то незначительным.

Вскоре муж Ольги получил работу в другом городе, Ольга уволилась из нашей фирмы и навсегда уехала из Нижнего Новгорода. Больше мы с ней никогда не общались.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ