Автор: Л.А.

Здравствуйте, дорогая газета! Уж чего только я не пережил в своей жизни – и смерть друзей, и войну в Афгане, и крах бизнеса в конце девяностых. Но ничего из этого не сравнимо с тем ужасом, который я испытал только один раз – на пассажирском сидении машины, которой управлял мой знакомый Валерка.

Было мне в ту пору всего пятнадцать годков. Жили мы с родителями в селе, до районного города было километров пятьдесят. А что такое пятьдесят километров в пору, когда машины были еще не средством передвижения, а роскошью? Полдня на лошади туда, полдня обратно… А если что-то случилось: в больницу районную кого отвезти нужно или еще что срочное? Вот тогда-то и обращались к Валерке.

Я до сих пор не знаю, сколько этому Валерке было тогда лет. Наверное, немало – но был он из тех, кого называют «человеком без возраста», так что даже мы, деревенские пацаны, в глаза именовали его просто Валеркой. Чем он зарабатывал себе на жизнь я тоже не знаю, но от всех деревенских отличала его одна вещь – собственная машина. Был Валерка на этой машине просто помешан: постоянно мыл ее, драил, полировал, что-то улучшал… По деревне что про него, что про его машину постоянно ходили какие-то нехорошие слухи – что Валерка гоняет на ней невесть где, невесть на каких скоростях, что черти его носят по местам, куда ни один нормальный человек не заедет…

Мне это казалось крайне странным: сколько я не наблюдал, я ни разу не видел, чтобы на деревенских дорогах Валерка хоть на чуть-чуть превысил скорость. Родители запрещали мне ездить с ним, хотя катал он нас, детей, с удовольствием – он кого угодно возил с удовольствием, только попроси. Но никогда никто на моей памяти не просил его дважды, хотя Валерка не отказывал никому. Вообще пользовались его услугами крайне редко, только когда иначе было нельзя, когда важна была скорость. Помню, один из моих сверстников случайно разрубил себе ногу топором, кровь никак не могли остановить – вот тогда и вспомнили про Валерку. Он сел за руль своего «Москвича», нажал на газ, машина поехала – слишком медленно, как еще подумалось мне – а соседи только головами качали: не довезет мальчишку живым, помрет в дороге, до города даже на машине не меньше сорока минут езды, не успеет… Но Валерка успел – и один лишь Бог знал, как ему это удалось. Вот только мать спасенного мальчика благодарной не выглядела нисколько, а вот испуганной до смерти – точно.

Читайте также статью:  Кольцо в подарок от смерти

Помню еще одну странность, на которую подолгу не обращал внимания. Какие в деревне дороги – песок да щебень. Ну, глина, если дорогу развезет после дождя. Не так уж и много грязи. А Валерка мыл свой «Москвич» чуть ли не каждый день, да и вода с машины стекала странная – черная, грязная, словно не по проселочной дороге Валерка ездил, а по болотным топям. А однажды я видел, как из решетки радиатора Валерка вытаскивал какие-то странные красно-бурые водоросли. Да у нас сроду ничего подобного не росло – уж кому-кому, а не нам, мальчишкам, было этого не знать!

Вот я и подобрался вплотную к рассказу о своей единственной поездке с Валеркой. Было мне, как я уже говорил, пятнадцать лет. Родители уехали погостить к материной сестре в Воронеж и как раз должны были этим вечером вернуться. Поклажи у них с собой было много, так что мне было строго-настрого наказано встретить их в районном городе на вокзале и помочь с багажом. Переночевать мы намеревались в городе у другой тетки, а утром вернуться в село на автобусе. Все бы ничего, но я устал за день, убирая сено, и заснул прямо у копны. Проснулся я уже вечером, когда до прибытия поезда оставалось минут двадцать. Делать было нечего, не успевал я уже никак – и вдруг я вспомнил про Валерку. Конечно, умом я понимал, что и на машине мы не успеем за двадцать минут — но последняя надежда за то и зовется последней.

Валерка даже не дослушал мои сбивчивые объяснения и начал неторопливо заводить машину. «А мы успеем?», — с сомнением спросил я. «Успеем», — спокойно отозвался Валерка и медленно поехал по единственной деревенской улице. За окнами мелькали знакомые сараи, мостик через речку, развалины мельницы… И вдруг Валерка свернул куда-то вправо, в лес. По стеклу «Москвича» забарабанили ветки. «Куда ты?», — ошарашено спросил я. «Тут есть короткая дорога, — так же спокойно отозвался Валерка, даже не глядя на меня. – Не бойся – как раз успеем».

Читайте также статью:  - Алло!

Я вцепился в сидение. В голове была только одна мысль: ни одна из известных мне машин, кроме, разве что, трактора, не проедет по лесу – а Валеркин «Москвич» мчался без малейших препятствий по какой-то неизвестной мне лесной тропке. Но ведь это невозможно – в этом лесу я знаю все тропки. Да и тот ли это лес?! Когда мы выехали, на улице вечерело, но солнце стояло еще высоко – а сейчас нас окружала кромешная темень. По краям тропы стояли какие-то огромные деревья-исполины, сроду таких не видел. Под шинами «Москвича» жадно хлюпала черная грязь. За боковое зеркало зацепилась какая-то сине-зеленая не то водоросль, не то лиана – какая еще лиана в русском лесу?! И тут я понял, что мы находимся где угодно, но только не рядом с моей родной деревней. Было такое чувство, что Валерка по дороге пересек некую видимую одному ему границу, и теперь мы едем по открывшемуся только для него маршруту.

Чем дальше мы углублялись в лес, тем страшнее мне становилось, и тем ужаснее и непривычнее становился пейзаж за окном. Деревья уступили места каким-то огромным лопухам, из-за которых нас провожали мириады чьих-то светящихся глаз. Раздававшиеся в этом жутком месте звуки были настолько необычны, что я даже не мог понять, что их издает – они походили и на стоны, и на вой ветра в печной трубе, и на чьи-то гигантские шаги… Я съежился на сидении, умоляюще посмотрел на Валерку – и вдруг понял, что он настолько поглощен своей машиной и самим процессом ее вождения, что вряд ли видит что-либо вообще, помимо руля. И тогда я закрыл глаза и впервые в жизни начал бормотать молитву.

Читайте также статью:  Гость

Не знаю, сколько прошло времени – минута или вечность – но открыл я глаза оттого, что Валерка тряс меня за плечо. «Приехали, — довольно сообщил он. Я глянул на часы и даже не удивился, когда увидел, что до прибытия поезда еще добрых десять минут. – Я же говорил, что успеем. Я всегда найду самую хорошую и короткую дорогу». Я кулем вывалился из машины, пытаясь убедить себя, что я просто задремал, что мне приснились все эти ужасы… Но тут взгляд мой упал на колеса машины. На них намотались какие-то розовые водоросли и, как мне показалось, эти водоросли слегка шевелились… Я со всех ног бросился на станцию, забыв попрощаться с Валеркой и поблагодарить его.

Вскоре я уехал из деревни и никогда больше не видел Валерку. Больше к нему в машину я не садился. А много лет спустя, повстречав земляка и расспрашивая его обо всех общих знакомых, я спросил и про Валерку – и услышал в ответ: «Да ну его, шального! Однажды уехал на своей машине, да так и не вернулся. Куда-то, видно, худые черти унесли – по самой короткой дороге!». Я вздрогнул, внимательно поглядел в глаза моего собеседника – и понял, что он тоже когда-то, как и я, был Валеркиным пассажиром.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ