Автор: Читательница

Здравствуйте, уважаемая редакция! Историю эту мне рассказала моя покойная мама. Она была прекрасным музыкантом, после войны с отличием закончила консерваторию по классу фортепиано и вскоре, в числе очень немногих артистов, выехала на зарубежные гастроли. А по возвращении была арестована по обвинению в шпионаже и осуждена по пятьдесят восьмой статье на десять лет.

Сидела она на Урале, где в то время руками заключенных как раз создавали гигантский ядерный комплекс. А курировал это строительство лично Лаврентий Павлович Берия.

От непосильного труда, сурового климата и недоедания люди гибли сотнями. Эта же участь ожидала бы и маму, если бы в лагерь не был назначен новый начальник. Майор оказался большим знатоком и любителем музыки и, узнав, что на зоне есть профессиональная пианистка, он стал вызывать ее в свой кабинет. Из музыки он предпочитал Вивальди, но еще больше Вивальди майор обожал покуражиться перед лагерными «интеллигентными рабынями». Молодая красавица-пианистка подходила для этого как нельзя лучше. Мама всю жизнь с ужасом вспоминала, что вытворял с ней тогда майор-меломан! Но это был единственный способ выжить: ее перевели с «общих работ» в лагерную хозобслугу и даже подобрали красивое концертное платье, которое она надевала в «торжественных случаях».

…Конец 1952 года запомнился маме суетой, царившей в лагере. Ее несколько недель даже не вызывали к «хозяину». Лагерное начальство ожидало приезда самого Куратора, заключенные вообще ничего об этом не знали. И вот однажды на заснеженной дороге показалась кавалькада черных машин…

Вечером маму позвали в зал. Когда она, в концертном платье, вошла, то увидела много незнакомых лиц, а среди них… самого Куратора! Было такое впечатление, словно в лагере появилось божество, которое держит в руке жизни все окружающих, – во всяком случае, именно такими глазами местное начальство смотрело на Куратора. На лицах вокруг был написан восторг и ужас. Мама села за рояль и начала играть. Когда она закончила, первым зааплодировал Куратор и во всеуслышание заявил, что просит «артистку» поиграть ему одному, наедине…

Читайте также статью:  Неужели не знаешь?

Утром Куратор уехал. Перед отъездом он записал в блокнот мамины данные: фамилию, имя, отчество, место и время рождения, статью, дату ареста… Услышав, что мама была арестована 23 декабря 1949 года, Куратор вдруг засмеялся и сказал: «Надо же, опять 23 декабря! Был у нас один провидец, астролог-звездочет – он мне предсказал смерть 23 декабря. И что? Пятнадцать раз уже наступала эта дата, а я все еще жив! Правильно мы этого астролога тогда!..» Тут он резко оборвался и вышел из комнаты.

После отъезда Куратора к маме боялись даже подходить – в том числе и сам майор! Ведь никто не знал, насколько Куратор оценил ее игру. А вскоре из столицы с нарочным прибыл пакет с документами по «актировке» — досрочном освобождении по болезни моей мамы. Она поселилась в небольшом городе, подальше от столицы, где ее никто не знал, устроилась в заводской клуб музработником. А вскоре поняла, что беременна. Отцом ребенка мог быть только Куратор. Поначалу она порывалась ему написать, но не знала, имеет ли на это право? Вспомнит ли он столь крошечный эпизод? А вдруг захочет закрыть ей рот навсегда, чтобы много не болтала? Словом, пока она раздумывала, по радио объявили об аресте врага народа Берии и отстранении его от всех должностей.

В сентябре 1953 года родилась я. А позже по радио объявили, что 23 декабря 1953 года по приговору Верховного Суда СССР казнен Лаврентий Павлович Берия. В тот самый день…

Я специально не указываю ни имен, ни дат, ни точного места, где все это происходило. Мне не нужно ни личных выгод, ни известности. Я просто рассказала Вам свою историю, и мне интересно только одно: кто был тот самый «звездочет», предсказавший Куратору дату его смерти? И можно ли было что-нибудь изменить, если бы Куратор сразу ему поверил?

Читайте также статью:  Ужасные сказочки. Сезон 3. Бонус 4. Как бросить курить

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ