Повелительница псов

— Че за хрень… — произнес я вслух. Из-за двери отчетливо доносились звуки, похожие на колокольный звон. Жена смотрела телевизор, сынишка Вовочка ползал по дивану, обнимая любимую мягкую игрушку – «говорящего» зайца. Ходить толком еще не научился, на днях исполнился годик.
— Это соседка, ты первый раз слышишь это?
— Бабка с первого этажа что ли?

— Да. Днем частенько стучит. Обычно ты на работе, вот, наверно, и не слышал.
***
Бабка – соседка снизу, живет под нами. Никто не знает, как её зовут. Проходя мимо её квартиры, я старался не дышать – жуткое зловоние разносилось на весь этаж. Особенно в моменты, когда она открывала дверь нараспашку и стояла возле неё, как будто охраняя жильё, бормоча что-то про проходящих мимо соседей. В этот момент можно было заглянуть внутрь её однушки и увидеть… Да ничего не увидеть. Возле входа был какой-то хлам, а дальше — темнота. Окна у неё были выбиты и заколочены фанерой. Дверь была старой деревянной. Вероятно, со дня постройки дома ни разу не менялась. Закрывалась снаружи на амбарный замок в те редкие дни, когда бабка куда-то уходила. Не знаю, как запиралась изнутри – видимо, крючком. Потому, как всегда, была небольшая щель между дверью и коробкой, из которой распространялся омерзительный едкий запах мочи, помоев и каких-то лекарств.
Слышимость, к сожалению, в нашем доме прекрасная. По ночам частенько можно было услышать, как бабка расхаживает по квартире, иногда бормочет что-то, порой кричит, плачет навзрыд, причитает. А иногда вовсе раздавалось такое многоголосие, будто у неё целый театральный кружок репетирует сценку. Не верилось, что один человек, которого зовут не Максим Галкин, способен так менять голос. Но поверить в то, что к ней приходит по ночам шумная компания, еще трудней. Никогда не видел никого из её родственников.
***
Продолжался звон. Я нацепил халат, тапочки и вышел в подъезд. В нос тут же ударил мерзкий запах. Спустился на этаж ниже – действительно, дверь нараспашку, бабка почему-то не сторожила свою обитель.
Звук доносился с улицы. Я выглянул из двери подъезда. Над подъездами нашего дома установлены бетонные «козырьки», опирающийся на металлические трубы диаметром около 250 мм. Вот по одному из этих «столбов» и стучала от души бабка обрезком металлической трубы. Одета как обычно – грязное тряпье. Седые волосы растрепаны. Этакая киношная ведьма. Я даже говорить с ней не стал. С момента, когда мы переехали в эту квартиру, я пару раз уже пытался это сделать – бабка была эталоном некоммуникабельности. Просто смотрела на меня сверлящим мутноватым взглядом и молчала. Краем глаза я заметил собаку, сидевшая рядом с бабкой. Я пошел домой, ведь на дворе январь месяц, в халате наблюдать за двинутой старухой на улице – это не самая приятная альтернатива. Я поднялся на площадку между этажами и увидел в окно, как с помойки бегут собаки. Три больших и несколько щенков, не новорожденные, конечно, но возрастом не больше полугода. С другой стороны дома тоже бежали собаки. Через несколько секунд у подъезда собралось около двадцати бродячих собак. Она их ничем не кормила, что-то бормотала, стоя в их окружении. Я ничего подобного никогда не видел. Ладно бы как у Павлова — они бежали поесть, услышав звон. Но нет, они просто прибежали и сидели. Я не уверен, что бабка сама что-то ела. У неё даже электричества не было, ни разу в магазине я с ней также же не пересекался. Несколько раз позже я так же становился очевидцем подобных событий.
Спустя пару лет бабка покинула этот мир. У неё не было родственников, квартира досталась государству. За пару дней рабочие вытащили из квартиры все её барахло, уложили в грузовик и, вероятнее всего, увезли прямиком на свалку. Ибо ценностей там не было никаких (хлам — это самое мягкое из возможно применимых слов). Старинное барахло и масса различных пучков-веников трав, цветов и прочих атрибутов «гомеопата».
Во время наведения порядка один из рабочих сломал руку. В остальном без происшествий.
После квартира пустовала. Но готов поклясться, что по ночам слышал привычную ходьбу и бормотание.
Затем квартира досталась молодой семейной паре. Около полугода там производили ремонт. Казалось бы – однушка, что там ремонтировать, ан нет. Пришлось срывать и выносить полностью полы, снимать со стен и потолка штукатурку, все двери и окна. Все насквозь пропиталось едкими ароматами бабки.
После переезда, что, как я понимаю, ничуть не удивит старожил сайта 4стор, у новых хозяев начались неприятности. Две кошки — их питомцы – ни в какую не хотели заходить в квартиру. Первое время постоянно пытались удрать в подъезд, хотя до этого были исключительно домашними пуфиками. Улица их пугала до оцепенения. Затем по ночам началась ходьба по кухне. Естественно, не обошлось без разбитой посуды. В спальне самопроизвольно открывались закрытые на ночь шторы, открывались краны в ванной. Не слушая меня и мою жену, Наташа и Роман так и не вызвали священника. Мы переехали. При встрече с ними, конечно, не обсуждаем, как у них ночи проходят. Но они, их кошки и пятилетняя дочка живы-здоровы. А что будет дальше – время покажет…

Читайте также статью:  Шут

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ