История эта — один из случаев в психиатрической больнице номер 5 посёлка Троицкое, Чеховского района Московской области, которая произошла 1 января 1982 года. Уточнение даты происшествия взяла из подробного описания этой больницы в статье Игоря и Ларисы Ширяевых на сайте «Интересный мир». Житейские и мистические подробности этой истории рассказала мне местная жительница Катерина, которую я подвозила в Москву из Троицкого.

Работаю я риелтором. Сталкиваюсь с разными историями в своей практике, но эта история заставила меня вновь сесть за компьютер, чтобы рассказать её читателям сайта.

Пару месяцев назад поступили ко мне на продажу земельные участки в деревне, в Чеховском районе Московской области. Деревня тихая, места красивейшие, цена привлекательная, и до Москвы на авто за 40 минут без проблем по Симферопольке можно доехать. Участки стали распродаваться, как горячие пирожки. Поэтому езжу я в эту деревеньку каждые выходные — землю потенциальным покупателям показываю. Параллельно разузнаю о месте, чтобы досконально понимать качество товара. Что-то в интернете читаю, что-то у местных жителей расспрашиваю.
Вычитала я, что в нескольких километрах от моей деревни, в посёлке Троицкое, находится одна из старейших — построенная в начале 1900 годов — и самая крупная психиатрическая больница тюремного типа не только в Москве и Подмосковье, а и в Европе. Это то самое место, куда ссылают после суда маньяков, психов и всех, кому тяжкие преступления — убийства, разбои и так далее, сходят с рук из-за состояния психического здоровья или аффекта.

Задалась я резонным вопросом о побегах, но меня достаточно быстро успокоили — бегают оттуда редко. Раз в 10-15 лет. Как-никак всё, как в тюрьме — с высокими заборами и колючей проволокой. И если и бегут, то сразу на недалеко находящуюся железнодорожную станцию Столбовая. Но вот один побег, произошедший в начале восьмидесятых годов, отличается жестокими событиями и необъяснимыми фактами.

Читайте также статью:  ДЖЕФФ ПРОТИВ СЛЕНДЕРА: УЗЫ КРОВИ

Работала в то время в больнице молодая женщина Татьяна. Судьба у неё сложилась не так хорошо, как хотелось бы. Родители — среднестатистические жители деревни: мать горбатилась на работе в совхозе; отец пил и бил мать, Таню и сына — младшего брата нашей героини. Татьяна окончила медучилище в Москве и очень хотела остаться работать в столице, но за годы её учебы в семье произошли перемены, которые заставили её вернуться в Троицкое. Отец спился и умер, мать своё здоровье подорвала тяжёлым физическим трудом за столько лет, а любимый младший брат «пошёл по наклонной».
Устроилась Таня медсестрой в вышеописанную больницу, матери хозяйство помогала вести и брата на путь истинный пыталась поставить. Но характером младший, видно, в отца пошёл — вспыльчивый, драчливый. Стоит кому косо посмотреть на него — сразу драку затевает. Это и стало причиной очередной трагедии этой семьи. Убили его в пьяной драке после дискотеки. Пятнадцать лет только исполнилось парню.

После смерти брата попросилась на работе Таня перевести её в отделение, где трудные подростки содержались. Как говорили те, кто знал её лично, искренне верила она, что этим ребятам, как и её брату, не хватает тепла, внимания и любви. Ко всем своим подопечным относилась как к родным. За это её и любили. Поэтому её и убили…

Никто не знает, откуда у пациентов в ту новогоднюю ночь 1982 года взялось спиртное. Пьяные разбушевавшиеся подростки вырвались из палат и, запугав немногочисленный дежурный персонал, закрыли санитарок и охрану в кладовой. Татьяна была уверена, что пациенты её послушают. Пыталась объяснить, что на дворе мороз, что их всё равно найдут и накажут ещё хуже. Но это лишь ещё больше раздражало и злило тех, кому она пыталась помочь. Татьяну зверски забили до смерти.

Читайте также статью:  22:53 Воспитанные дети не искажают лиц

Эти подонки всё же добились желаемого и вырвались на свободу, отобрав ключи у охраны. Собирались в Москву новый год праздновать. Но наутро их всех нашли в лесу в радиусе пары километров от больницы. Несколько замёрзли намертво. Остальные поодиночке бродили по лесу с различной стадией обморожения и в абсолютно невменяемом состоянии.
Удивительно, что дорога на станцию и на Москву недалеко находится, в пятидесяти метрах от центральных ворот больницы, но их почему-то потянуло в противоположную сторону, в лес. Странным было ещё то, что, кружа по лесу в считанных метрах от близлежащей деревни, никто из беглецов её не увидел и не воспользовался гостеприимством местных жителей, что помогло избежать новых жертв в этой истории.
Психическое состояние сбежавших кардинально изменилось. Наглые, буйные подростки за эту ночь превратились в дебилов, разве что не пускавших слюну на подбородок. Персонал — свидетели происшедшего — уверяют, что никаких лекарств не потребовалось, чтобы успокоить малолетних преступников. Они, как послушные овечки, сами поспешили навстречу обнаружившим их милиционерам и вернулись в больницу. Никто из них не смог более-менее внятно рассказать о том, что произошло с ними ночью в лесу. Только двое, которые ещё могли пару слов связать, что-то бормотали про парня в белой меховой шапке, который их к дороге вёл, но так и не вывел и куда-то пропал.

Кто-то из сотрудников больницы позже вспомнил, что почти всю свою первую зарплату покойная Татьяна потратила на белоснежную заячью шапку — неслыханную роскошь в то время в деревне — в подарок для своего младшего брата.

Автор: Ирина Теплова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ