Автор: Елена Л., г. Владимир

Здравствуй, редакция. Я живу на самом краю города. Рядом – россыпь деревушек, а за ними – старое, довоенное кладбище. На нем уже никого не хоронят, и оно стоит – забытое, разграбленное, с покосившимися крестами и болтающимися на одной петле дверями усыпальниц. Храм покоя превратился в место для детских игр. Помниться, когда-то и я любила бродить среди полуосыпавшихся могил и прятаться в прохладном полумраке склепов.

Однажды я, по обыкновению блуждая по кладбищу, зашла в один из многочисленных старых склепов. В них уже не был никто похоронен, и они стояли – пустые бетонные коробки с тяжелыми решетчатыми дверьми. Помню, я с трудом открыла эту массивную дверь и вошла внутрь склепа.

Всякий раз внутри усыпальницы у меня возникало ощущение, что я нахожусь в ящике иллюзиониста. Правда, фокус не совсем удавался. На улице был бледный осенний день, и тусклый солнечный свет пробивался в многочисленные щели. Я шла вперед, неуверенно ступая по покрытому битым кирпичом полу и вытянув перед собой руки. И когда эти руки уткнулись во что-то мягкое, я даже не смогла закричать от ужаса. У меня попросту отнялся язык.

Я так и стояла – с открытым ртом и растопыренными ладошками – и смотрела на возвышающуюся напротив меня фигуру. Это был человек, из плоти и крови, а не призрак – в этом я была точно уверена. Из-за рассеянного света я не могла разглядеть его лица, но тело его покрывали темные пятна, а с плеч спадала истлевшая белая одежда. Наверное, бросься он на меня, сделай хоть шаг – и я бы просто умерла на месте. Но он молчал – молчала и я, продолжая гладить вытянутыми руками пустоту.

Читайте также статью:  Джабир-предсказатель

Не знаю, сколько времени я так простояла. Но, наконец, я разлепила губы и прошептала: « Кто ты? Что ты здесь делаешь?» Я не ожидала ответа, но неожиданно из полутьмы раздался сухой, еле слышный голос: «Я не знаю, кто я. Я жду Дня страшного суда».

Я едва не лишилась чувств от ужаса и неожиданности. Но вдруг весь страх куда-то ушел, и на его место пришла жалость. Я закрыла глаза и просто спросила: «Почему?» Фигура долго молчала. Я тоже не говорила ни слова. И вдруг из-под земли, прямо под моими ногами, появились тонкие белые кости и черепа. Я вскрикнула и отшатнулась. «Когда-то я убил их всех, — послышался тихий голос моего собеседника. – Теперь я вынужден страдать, пока они покоятся в мире».

Это было уже выше моих сил. Стараясь не наступить на белеющие под ногами кости, я птицей вылетела из склепа и, только глотнув свежий воздух мрачного осеннего дня, наконец-то сумела закричать…

С тех пор я никогда больше не ходила играть на старое кладбище – ни одна, ни с другими детьми.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ