Офицер из прошлого

Лиза – обычная девушка с мраморной бледной кожей и большими голубыми глазами. Жила она в огромной и пыльной Москве в большой квартире, доставшейся по наследству от бабушки. Лиза была юна, но ее не никогда не увлекали шумные компании и вечеринки в клубах до утра.
Она с детства мечтала овладеть актерским искусством и, когда поступила в театральный университет и переехала в Москву на ПМЖ, то радости ее не было предела. Впереди ее ждало многообещающее будущее с карьерой актрисы, ведь преподаватели уже на первом курсе заметили девушку и возлагали на нее большие надежды.
В тот пасмурный осенний вечер она возвращалась с занятий домой. Ей пришлось припоздниться, так как она участвовала с однокурсниками в одной постановке, а репетиция была муторной и долгой.
— Девушка, а девушка! – зычный резкий голос заставил ее обернуться, — а не подскажете, который час?!
На Лизу надвигались два высоких крепких амбала, и их лица искривились в злобной скользкой усмешке. У одного из них что-то блеснуло в правой руке, но Лизе так и не удалось разглядеть. Она тут же сорвалась с места и побежала, не рассматривая дороги.
— А ну стой!
Девушка, запыхавшись, не переставала бежать. Тонкий черный каблук застрял между плит неаккуратной кладки и звучно вырвался из туфли. Лиза упала, порвав новенькие колготки и поцарапав колени в кровь. Она видела, как две большие тени надвигались на нее, а их гулкие шаги были уже совсем близко. Вдруг ее глаза неожиданно наткнулись на еле заметный и узкий темный поворот. Лиза без промедления поднялась и поковыляла в его сторону, но как только она шагнула в черноту поворота, как поняла, что ноги больше не чувствуют опоры.
— Где она?! Только что была здесь? Тут же тупик! – проорал в пустоту один из бандитов, подсвечивая перед собой телефоном.
— Ловко скачет, кошечка. Забор не такой уж высокий. Пошли.
— А если заяву накатает?
— Да какая заява, ты дурак?! – фыркнул второй, — думаешь, она сумела разглядеть твою харю в темноте? Вон как улепетывала, дрянь.

Тем временем Лиза очнулась от нестерпимого холода и громких хлопков, вперемешку с мужскими голосами.
— Один, два… Приготовились! – девушку оглушил очередной, невыносимый для слуха хлопок, похожий на взрыв, — пли!
— Что это?! – Лиза выпучила глаза и перевернулась, увязнув в снегу, — что это… Черт, возьми, такое?!
Она резко вскочила и тут же снова упала на холодный снег. В глазах потемнело, и голова закружилась, не давая встать на ноги.
— Оружие на изготовку! Один, два… — плечистый офицер гордо маршировал на белом ухоженном скакуне и отдавал команды учащимся, но внезапно шорох в кустах отвлек его от задачи. – Отставить!
Он резво спрыгнул с коня и пошел по направлению к кустам. Взору его предстала юная особа в рваной одежде и странной юбке до колена.
— Сударыня, кто вы?! – офицер кинулся поднимать девушку, стараясь не смотреть на оголенные израненные ноги, — что случилось, как вы оказались здесь?! Объяснитесь!
Лиза уже почти не чувствовала ног и постепенно теряла сознание, но все же воспаленным мозгом хотела понять, что происходит. Она устало откинула голову на руки офицера и улыбнулась, пытаясь играть.
— А кто вы, сударь? – вяло без смысла спросила она, так же улыбаясь, — вы мой спаситель? Вы знаете, за мной только что гнались два придурка… Наверное, у меня пропал сотовый… Вы не могли бы вызвать скорую? Снег так выпал неожиданно…
Лиза безвольно повисла на руках у офицера, только длинные ресницы едва дергались. Маленький рот открылся, а тонкие алые губы вмиг побелели.
— Сотовый?! Кто гнался?! Сударыня! – мужчина осторожно потряс Лизу за плечи, но поняв, что это бесполезно, мигом взял ее на руки и, торопясь, вышел из заснеженных кустов.
— Господин офицер! Разрешите продолжить учения! – вылетел ему навстречу запыхавшийся парнишка, — а что…
— Коня мне! Да побыстрей! Вынужден отлучиться! – рявкнул офицер, — передай, что по делу срочному, к вечеру уже вернусь. Об остальном ни слова! Коня!
Он мчал к своему дому закоулками и безлюдными дорогами, крепко прижимая девушку к себе. Глаза устало и взволнованно смотрели вперед. Кто же она такая? Какие-то соты…Торговка? И наряд такой вызывающий. А может… Ну нет, такого просто не могло случится. Нет.

Читайте также статью:  Кольцо в подарок от смерти

***
В маленькое оконце забрезжил нежный зимний рассвет. В большом резном камине весело потрескивал алый теплый огонек, а на маленьком столике стоял фарфоровый чайничек и две фигурных кружечки с блюдцами, от которых шел пар ароматного терпкого чая.
Лиза проснулась от травяных запахов и сладко потянулась, но тут же вскочила. В сознание постепенно стали врываться обрывки воспоминаний случившегося. Она медленно оглянулась, не узнавая в доме ничего знакомого. Лиза изо всех старалась успокоиться и привести все мысли в порядок, но у нее никак не получалось. Её тонкая изящная ручка потянулась к маленькому столику с чаем в надежде, что хотя бы так спокойствие вернется.
— Любите китайский чай? – Лизина рука дернулась, так и не дотянувшись до заветного блюдца, — к сожалению, его у меня осталось не так много, но для вас… Пожалуйста. Пробуйте, не стесняйтесь.
В комнату вошел тот самый офицер, который подобрал ее с холодного снега. Она узнала его и его костюм показался ей смешным. Почти такой же висел в костюмерной ее университета.
— Честно говоря, я не понимаю, что сейчас происходит, — начала Лиза, аккуратно беря чай и поднося горячую кружку к губам, — я пытаюсь восстановить цепочку событий, но такое чувство, что я либо схожу сума, либо я переутомилась на репетициях… Скажите, я все еще на ней?
— Я не понимаю, о чем вы, — начал мужчина, присаживаясь на большое затертое кресло, — какие репетиции? Вы актриса, или же поете, играете?
— Еще нет… — Лиза опустила глаза, но изумленно откинулась, возвращая недопитый чай на столик, — мне нужно позвонить маме!
— Я вас все же никак не пойму…
— Наверное, мне это снится. Простите за беспокойство, но мне надо идти, я только вот маме позвоню…
Лиза заковырялась в лежащей рядом сумке, доставая телефон. Офицер настороженно и удивленно наблюдал, выжидая и не решаясь вмешаться.
— Что же это… Сети нет…
— Что это за странная штука у вас? – напряженно спросил мужчина, вставая.
— Телефон… Ну вы удивляете меня, или вы издеваетесь надо мной?
— Откуда вы, мадам?! – уже грозно спросил он у Лизы, не сводя с неё глаз, — признайтесь же! Что вам нужно в нашем городе?! Вы ведь не отсюда?!
— Отойдите от меня! – Лиза взизгнула. Телефон выпал на пол и треснул, ударившись о резной столик. – я буду звать на помощь! Помогите!
Она рывком выскочила с постели и попыталась бежать, но мужчина одной рукой перехватил ее и усадил обратно.
— Скажите мне честно, кто вы и я отпущу вас, — смягчив тон, попросил он Лизу.
— Сначала вы мне скажите, кто вы?! И зачем вы привели меня сюда?! Вы не имеете права держать меня!
— Успокойтесь. Я Михаил и я офицер лейб-гвардии. У меня трудные учения и из-за вас я вынужден был отлучиться, вот уже скоро мне нужно возвращаться…
— Постойте…, — перебила его Лиза. Губы ее задрожали, а руки затряслись, — какой офицер? Какой лейб-гвардии?
Она лихорадочно стала глазами снова искать хоть что-то знакомое, но взгляд ее поймал лишь большой красивый календарь. «ЯнварЪ. 1906.»
— А что это у вас календарь старый такой?
— Вовсе нет, — ответил Михаил, — на днях подарили, после празднований. Ручная роспись, самая лучшая бумага. Это дорогой подарок для меня.
Лиза зажмурила глаза и уперлась ладонью Михаилу в грудь, пытаясь отстраниться. Горячие слезы побежали по побледневшим щекам.
— А если я скажу вам, что я Лиза, просто Лиза? Что если мой календарь идет впереди вашего на 110 лет? Это что-то изменит? Вы, наверное, посадите меня в тюрьму, будете допрашивать…
Михаил лишь шумно вздохнул, уставившись на осколки разбившегося телефона и нахмурил густые брови.
Все было запутано и странно, и как дальше быть, никто не знал. Ни служебная записка о болезни родственницы брата, ни большой расписной календарь 1906 года не смогут решить той проблемы, которая так неожиданно нависла над офицером.

Читайте также статью:  Почему нельзя дарить четное колличество цветов

***
— Поверьте мне, Михаил, мой танец будет очень нелепым… — смущалась Лиза, опуская руки на подол длинного блестящего платья с мелкими и узорчатыми кружевами, — я вынуждена признаться, что танцевать я не умею.
— Ничего страшного, — улыбнулся он, приглашая ее в зал, где уже кружились пары под огромными позолоченными люстрами.
Лиза нерешительно протянула Михаилу руку и робко шагнула в след за ним.
— Улыбнитесь. Вы очень прелестны. Особенно в платье моей матушки, — офицер легким движением развернулся и ухватил Лизу за талию, — не бойтесь. Просто не спеша идите за мной.
Девушка кивнула и сделала первый неловкий шажок. Волна чистой переливистой музыки подхватила их и закружила по огромному блистающему залу, заставив толпу расступиться.
— Вот видите, — Михаил не сводил с Лизы глаз, — все получается прекрасно.
Лиза улыбнулась, сердце трепетало. Где-то внутри душа желала, чтобы этот танец никогда не заканчивался, но тяжелый груз мечты о доме не давал полностью насладиться.
— Вы снова печальны, — Михаил заметил мимолетную грусть на лице девушки, — что вас волнует?
— Ничего. Просто музыка заканчивается…
Его рука сжала ее хрупкую талию. Он снова посмотрел девушке в глаза и Лиза, покраснев, потупила взгляд.

Вечером, после бала и красивой музыки Лиза пила чай и все думала, как начать этот разговор. С момента их случайной встречи прошел целый год. Театральные навыки, знание речевого этикета и истории помогли ей освоиться в чужом времени. Хоть это и была Россия, но Россия эта была Царской. Тяжелые времена переворотов и революций ждали ее впереди, но об этом знала только Лиза. Еще она знала о чувствах Михаила и о том, что сама уже так неравнодушна к нему, но боль в сердце с каждым днем рвала ее на части. Она тосковала по своему дому, друзьям и родным. Михаил обещал ей помочь вернуться, но теперь молчит об этом и понятно почему.
— Вижу, что чай вам полюбился, — Михаил вошел в гостиную, потирая замерзшие руки, — сейчас отогреюсь и тоже отпробую с вами. Извольте.
Он подул на свои покрасневшие руки, затем осторожно присел напротив Лизы и взял ее руки в свои.
— Но согреться могу только от ваших рук, Елизавета.
— Ну что же вы… — Лиза снова раскраснелась и опустила глаза. Сердце вновь пташкой забилось в груди, а мысли спутались в узлы, не давая сосредоточиться на предстоящем разговоре. – так же вы держите меня, словно я супруга ваша.
Михаил, кашлянул, ослабил руки, но тут же их снова сжал и улыбнулся широкой улыбкой.
— Помилуйте сударыня, для вас я очень стар! Ведь говорили вы, помнится, что в вашем веке такое и не модно.
— Тридцать лет еще не старость, а если так, то и я уж бабушкой слыву. Коли так, то и шесть лет разницы между нами – не так уж много…
— Правда? – Михаил привстал, беря Лизу за руку, подтягивая к себе, — тогда не устала ли бабушка после бала утомительного и не желает ли потанцевать со стариканом?
Лиза улыбнулась, но потом замялась, отпрянула назад и опустила глаза.
— Михаил, я хочу поговорить.
— О чем же?
— Прошел ровно год, и вы не сдерживаете своих обещаний. Право, мужчины и через сто лет не меняются. Все те же…
Михаил промолчал, не зная, что сказать в ответ, но потом подошел ближе к Лизе и прошептал, едва коснувшись завитков русых волос:
— Я бы сдержал, если бы…
— Если бы что?
Лиза застыла в напряжении, ожидая ответа. Михаил нежным движением пальцев коснулся щеки девушки и тихо сказал:
— Если бы вас не полюбил…
Как раскат грома в тишине, прозвучали эти слова. Девушку окатило невидимой холодной волной и бросило в дрожь. Она догадывалась, она знала, но слова, сказанные прямо в лоб, бьют точно в сердце. Лиза, не помня себя, вырвалась и бросилась в большой зал с камином.
Свежевыкрашенные створки окон поблескивали от высоких уличных фонарей. За окном крупными мягкими хлопьями падал снег и бесшумно ложился на землю. Лиза все смотрела на бьющиеся о стекло снежинки и напряженно вслушивалась в гулкую тишину зала. Знакомые шаги за спиной то раздавались вновь, то утихали. Он так и не решался подойти, а она не решалась начать разговор.
— Елизавета, прошу вас… — высокая статная фигура все же вышла из тени. Теплые шершавые ладони едва коснулись оголенных плеч. Лиза вздрогнула, — прошу вас, останьтесь…
Она не решилась обернуться и сдернуть его руки, она лишь только зажмурилась и сглотнула, стремительно подступавший к горлу ком. Михаил тоже посмотрел на падающий за окном снег и громко выдохнул. Он изо всех сил боролся с неистовым порывом обнять и прижать к себе эту хрупкую юную девушку, которая стала для него всем.
— Вы плачете? – Лиза повернула голову, и одна маленькая слезинка обожгла палец Михаила. Он больше не мог держаться и, скользнув руками по Лизиным плечам, притянул ее к себе, — пожалуйста, не плачьте. Если быть вам со мной невыносимо, то возвращайтесь… Но знайте, знайте, Елизавета, что моя жизнь без вас потеряет всякий смысл.
— Невыносимо быть не на своем месте, а не с вами, как же не поймете вы! – вскрикнула Лиза и тут же закусила губу. Каждое слово давалось с трудом, а жар в груди разрастался все сильнее, — у меня тоже есть дом, работа и, в конце концов, своя жизнь! Вы так заботитесь обо мне и мне неловко все это говорить, я чувствую в себе вопиющую неблагодарность к вам, однако… Это не мое время, я живу сотню лет после вас, а здесь я просто не смогу… Простите…
Лиза вырвалась из объятий Михаила и почувствовала холод. Душа неумолимо требовала вернуться в те уютные руки, рискнуть и оборвать прошлое, но Лиза только нервно передернула плечами и медленно зашагала вдоль коридора.
— Что же для вас «свое место», Елизавета? Всего лишь время, в котором вам просто привыкли быть?
Лиза остановилась, пламя свечей легонько дернулось.
— Да.
Она снова развернулась и зашагала в спальню, уверенно думая о том, что завтра уже увидит родной дом и наконец-то переступит порог родного театрального университета.
— И верните, пожалуйста платье моей матушки на место, — Михаил до бела сжал кулаки и со всей силы ударил по столу.
— Разумеется, — тихо ответила Лиза, вздрогнув, но так и не остановившись.

Читайте также статью:  Мистическая история об ожившей статуе

***
Хмурый Михаил молча вел Лизу по темному и сырому подвалу, который опускался еще глубоко вниз.
— Мне страшно, — призналась Лиза.
— Вам нечего бояться. Скоро вы будете дома. Я сдержу обещание на этот раз.
Скоро взору Лизы открылись массивные деревянные двери, которые со скрипом отворились, открывая большой кабинет, до верху набитый пыльными схемами, картами, чертежами и стопками книг.
— Что это?
— Это лаборатория моего отца. Я не заходил сюда уже много лет, с тех пор, как он трагически погиб, но открыл для вас. Так мой отец занимался разработками машины времени…
Девушка прошла вслед за Михаилом, разглядывая тускло – освещенный кабинет.
— Вы знали, — вдруг остановилась она, нахмурившись. Голос ее дрожал, — вы знали о моем шансе вернуться домой и молчали! Мои родители страдают! Я страдаю! А вы, как же могли так поступить со мной?!
— Тише. Пожалуйста, тише, — шепнул Михаил, беря Лизу за руку и ведя в темный угол кабинета, — ничего уже не вернешь. Я не уверен, что машина работает, я не хотел вас огорчить, дав вам надежду…
— Но вы ее уже дали, пообещав!
— Тише…
Он откинул потемневшую от времени, тяжелую пыльную штору, закашлявшись от налетевшего мусора и зажег стоявшие огарки свечей. Бумаги всколыхнулись на массивном столе, пыль завитала в воздухе, как небольшой туманец. Тусклый свет свечей озарил большую железную конструкцию с неимоверным количеством разных кнопок с буквами на незнакомом языке.
— Ваш отец мог стать великим ученым, — начала Лиза, — почему же вы не пошли по его стопам?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ