Вот дом, который построил… кто-то.
А это семья, которая в дом тот явилась.
Обжилась и, сдается, навек поселилась
В доме, который построил… кто-то.

А это добрейшей души домовой,
Он хранит ту семью, что в хозяйстве его объявилась,
Обжилась и вольготно расположилась
В доме, который построил… кто-то.

А это веселая тётенька-призрак,
Которая пьет с домовым. Это признак,
Что весело будет семье, что явилась,
Обжилась и как будто навек поселилась
В доме, который построил… кто-то.

А это животные всякие разные —
Красивые и ужасающе-безобразные,
Нашедшие общий язык (по всем признакам)
И с домовым, и с тётенькой-призраком,
И с семейством, которое в хату вселилось,
Обжилось и вольготно расположилось
В доме, который построил… кто-то.

Частный дом, стоящий в некотором отдалении от обжитых массивов, несомненно требует охраны. Можно было бы облепить строение датчиками движения и прочей активности, да, но как тогда из дому выйти? Как, поддавшись настроению, бежать на простор, чтобы полюбоваться красотами ночного неба?! Раскинешь, бывало, руки, сольешься в экстазе с космосом, только-только почувствуешь вибрацию вселенной, а датчик-то, гад, взял и отреагировал! Бригада выехала! Объясняй потом стройным парням в соответствующей экипировке, что ты не хотела (не, ну, может, и хотела, но не того и не с теми!), что вызов ошибочный и больше, ей-богу, не повторится. Стыдно, граждане….
Завели собаку. Обычную такую собаку без претензий. Ротвейлера, короче, завели. Гавкучего, кусючего – обычного охранника. Пуще всего охранял нас Нерон от родни приставучей, но и остальным пришлым спуску не давал. Один минус был у нашего защитника – мышей и крыс ловить не умел. На первое время и муж вроде бы годился – бегал кругами, мышеловки проворя, однако скорость размножения грызунов явно превышала беговые способности моего супруга.

Кошек у меня отродясь не было, ни мама, ни бабушка (мать ее, мамы мама т. е.) лохматых хвостатых не любили. Что и как с этими животными делать — я просто понятия не имела. Хотя завести себе мурлыку уж как хотелось!

Иду однажды в сторону дома, задумалась, мысленно поддерживаю мужа, оставшегося на хозяйстве. Несколько даже страдаю – как он там, болезный, с мышками-то справляется! И тут смотрю – кися. Маленькое дымчатое пушистое создание. Сидит себе на тротуаре и лоск наводит на свой кошачий манер. А с ним рядом еще куча похожих существ. «Эй, — говорю тихонько, — пушистый! Пойдем со мной! У меня там много вкусного!» Пушистик лапу опустил, посмотрел на меня и пошел. Братья-сестры его врассыпную, а он, смелый, увязался. Бежит рядом серый клубочек и в ус не дует. Ну, говорю, Шарик (шарообразное какое-то было это создание), беги. Только имей ввиду, чудо волосатое, что на себе я тебя тащить не буду, я тебе не мамка, у меня в доме Спарта. Выживает сильнейший! Мявчит. Бежит рядом.

Два километра пушистый комочек, не отставая, пёр за мной кустами напролом. Не испугался ни собак встреченных, ни людей, ни машин. Дошли. Калитку открыла, заходи, говорю, чудо невиданное, welcome, так сказать. Чудо поднимает хвост и, мигом исправив положение корпуса до значения «рожденный царствовать», вступает во двор. Проходит, не оглянувшись, мимо замершего от недоумения здоровенного ротвейлера. Сохраняя беззаботное выражение лица, бессовестно обрызгивает углы, лезет моськой в собачью миску, фыркает презрительно и топает в будку спать.

Читайте также статью:  Обернитесь, я здесь

– Ма! Мать! – подает голос Нерон. – Ма! Это что это сейчас такое было, а, ма?! Кто это, ма?! Это съедобное?! А, ма?! Можно я это съем?!
– Нос береги, – индифферентный взгляд в небо. – Сам в будку пустил – сам и выгоняй!
Нерон, почесав за ухом, осторожно взлаивает и пробует здоровенной лапой пушистое нечто, залегшее в глубине родного жилища. Нечто открывает один глаз и меняет положение усов относительно поверхности Земли.

– Ма! Мам! Он… оно… это РУГАЕТСЯ!! Ма! Я так не играю! Я это не знаю! Ма! Я ЭТО боюсь! – говорит, слегка опешив, Нерон. Здоровенный лось, победитель выставок, машина, одним прыжком укладывающая на пол 100-килограммового мужика (ну, или 80-килограммового мастиффа). Уселся, подобрал под себя обрубок хвоста и говорит:
– Ма! Ты… это… осторожно, а, ма! Оно, это лохматое, какое-то непонятное! Я-то, конечно, если что, то рядом, но ты, ма, не шути с этим! Оно, зуб даю, странное!

В общем, поселилось у нас это странное. Вывело всех мышей и даже крыс-гастролеров. Создание было на редкость неприветливое, под хвост себе заглядывать не давало, смотрело искоса. Семейство порешило, что это несомненный кот и зовут его, несомненно, Шарик. Пушистости создание было необыкновенной! А шарообразность как-то с возрастом пришла. Самый настоящий Шарик, короче.

Первый странный звоночек прозвенел, когда Шарик побил бездомного пса. Я тогда в баре работала, домой часто за полночь возвращалась. Котяра, выловив дневную норму мышей, меня поджидал на дороге. Я иду домой, темно, скучно, одиноко. Шарик сидит на перекрестке, ждет. На мужа моего, вышедшего супругу встречать, внимания не обращает. Тут пес бежит. Странный, дерганый какой-то. Кинулся. Ну, т.е. на Шарика побежал, гневно оскалясь.

В этот момент наше косматое нечто скосплеило дикобраза (по словам мужа) и кинулось в морду нападающему. Нехорошо получилось… Вопли, шерсть клочьями… А я в это время иду, звездами любуюсь. Из кустов вываливает тело явно мужеского пола и явно со странными намерениями. Кидается, бурча странное. Я даже испугаться не успела, как мужика повело-повело-повело да и в кусты увело. Лёг, беднюсенький, матюк под голову подстелив. Столько пить-то! Конечно, только в кустах и спать! Прошла я себе мимо, благополучно домой добралась.

Никто тогда не связал одно происшествие с другим, что совсем неудивительно. Кот Шарик, загуляв по весне, внезапно оказался кошкой и пришел рожать домой. Переименовали кота в Шарю, роды приняли, котят обустроили. Два малыша прибыло – Бантик и Бусинка. Это дочка так решила, что один котенок непременно кот, а второй – кошка. Бусинку дочка с рук не спускала, потому как (объяснила она нам) девочки должны дружить только с девочками. Нам с супругом было все равно, какого пола животинки, нашей задачей было всех кормить и гладить.

Котятки немного подросли, стали бегать туда-сюда. Бусинка однажды выскочила на дорогу и… не смогла увернуться от машины. А дочка, которая в этот момент гуляла во дворе у бабушки, увернулась. Чудом каким-то под колеса не попала. «Совпадение», — подумали мы.

Читайте также статью:  «Я все равно тебя заберу!»

Кошка Шаря исправно ловила мышей и воспитывала подрастающего Бантика. Я продолжала работать в баре, а муж исправно встречал меня с поздно оканчивающихся смен. В один далеко не самый прекрасный вечер супруг решил, что больше я в питейном заведении работать не буду. И вот почему. Вышел он, как обычно, мне навстречу, и Шаря с ним увязалась. Откуда появились четверо злющих псов — осталось неизвестным. Кинулись они всем скопом на кошку, не обращая внимания на моего мужа (орущего матом и размахивающего здоровенным дрыном). Шаря, способная в один момент телепортироваться на ближайшее дерево, почему-то приняла бой. Печальный итог сражения нетрудно предсказать.

Супруг, явно находясь в шоке от увиденного, отчего-то мгновенно преисполнился беспокойством обо мне и помчался в бар, где я работала. Хотя можно уже было не торопиться. Пьяный дебош (с ножами и «розочками» от битых бутылок), устроенный кучкой дегенератов, в критический момент был остановлен доблестными стражами порядка. ППС-ники, в середине вечера уже навещавшие наш бар, почему-то решили снова в него завернуть, хоть и не было вызова. Завернули очень вовремя, предотвратили смертоубийство. Снова совпадение?..

Котенок Бантик (тоже почему-то оказавшийся кошкой), когда пришло время, решил размножиться. Беременность, тяжелейшие роды и… ни одного живого дитяти в итоге. Мы с мужем как раз в то время планировали, поддавшись на призывы забеременевшей кумы, третьего ребенка. И тут Бантя со своими нескладушками. С чего я решила сбегать к доктору женскому? Не знаю. Доктор был категоричен – ни беременеть, ни рожать мне больше нельзя. Потому как может всё закончиться моргом. Для одной, или для второго, или для обоих сразу. Опять странное стечение обстоятельств?.. Возможно, конечно, но…

А потом у нас появился Кот. Шаркающей кавалерийской походкой, в плаще с кровавым подбоем… А, нет, это из другой истории. Однако таков он и был – суровый, наглый, черный забияка с аристократической белой манишкой и перчатками. И с вековым достоинством во взгляде. Вышел ко мне навстречу из той же самой подворотни, где я повстречала кошку Шарю. Вышел, мявкнул призывно и просто помчался впереди меня. Ни разу с пути не сбился, бежал, не оглядываясь, будто знал, куда идти надо. Один только раз притормозил, увидев у дороги теленка. Я коров и их детей страшно боюсь почему-то. Кот (явный мужчина, даже под хвост заглядывать было не нужно, чтобы определить) заорал истошно, пристроился рядом, посмотрел на меня и своими говорящими глазами высказался: «Ну, что ты, трусиха! Вперед! Я же с тобой! Бояться нечего!».

Зажили мы. Кот (не Барсик, не Мурзик, не Васька, а просто Кот) подружился с ротвейлером Нероном, с парой здоровенных алабаев, прикупленных и выращенных для вящего спокойствия. Кот не умел ловить мышей, да и не нужно это было, мыши просто не совались на участок. По невестам Кот не бегал, они сами по весне приходили во двор и томными взглядами склоняли нашего аристократа к блудодейству. Кошку Бантю, после печального первого опыта ставшую бесплодной, Кот охранял, вылизывал, как новорожденного котенка, и таскал для нее с кухни вкусные рыбьи головы.

Стал ловить бабочек, сигая с места метра на два в высоту, и приносить добычу мне в руки. Дурь, конечно, думать, что это как-то связано с тем, что я однажды при Коте ляпнула – люблю, мол, этих красивых насекомых пуще всяких остальных. Кот всегда спал в доме. Не на кровати в ногах, как это всякому домашнему любимцу положено, а на пороге спальни. Сверкал глазами, топорщил усы и чутко следил за тем, как засыпают хозяева. Бдил. Я, признаться, и не помню, чтобы видела Кота спящим. Наш мальчик всегда был настороже, часто гонял в углах невидимые пылинки (или не пылинки?), обходил дозором участок, который охраняли три злющих пса и, спокойный, приходил поурчать у моих ног.

Читайте также статью:  Шанс

Кот пропал в конце июля. В самые жаркие и сухие дни, когда частенько горит крымский лес, когда полыхает жухлая трава на пустырях. Сгорели три соседских дома, а нас пожар по какой-то счастливой случайности обошел стороной. Ни искорки на участок не залетело! А ведь должны были! Просто обязано было всё полыхнуть! Увёл котейка от нас беду. Даже муж мой, человек абсолютно скептичный, проникся количеством совпадений.

Вернулся Кот по весне. Тощий, облезлый, мчался он по соседскому перекопанному участку, задрав хвост и вереща совсем по-человечески: «Ма-а-а! Ма-а-а-ма! Ма-а-а!». Муж плачет, я плачу, Кот орёт. Запрыгнул на руки и трётся, трётся тёплой мордашкой о щеку! Ну, что ты, мам, не плачь! Я же рядом! Я пришел! Всё хорошо, мам!

Всё проверил, участок обошел, с собаками поздоровался, кошку Бантю по-свойски приласкал. А через месяц снова пропал. Что Кот с собой унес?.. Не знаю… Две аварии было с невероятно счастливым исходом, одна операция, мелкие жизненные неурядицы, способные перерасти в чудовищные конфликты. Много чего было, каждый случай описывать долго и скучно. Ушел Кот…

Однажды, правда, произошло что-то непонятное. Увязалась за мной собачка. Небольшая, черно-белая. Сидела на перекрестке, будто ждала, а когда я с ней поравнялась, просто побежала рядом. Мне не жалко, пусть себе бежит. Дошли до дома. Собачура спокойно уселась у ворот. Муж, в это самое время загонявший наших собак в машину (на выставку ехали), только хмыкнул – пошто животину притащила? Специально, говорит, такую выбирала? Ну, с раскраской шерсти, как у Кота. Смотрю – и вправду, вылитый Кот, только больше размером и не того пола. Посмеялись, подивились, да и по делам. Муж на выставку, а я к родственникам. Собачке еду у ворот поставила, все двери и калитки закрыла. Ушла.

К вечеру оказалось, что соседей обнесли. А к нам не влезли. Соседка говорит, что носилась у нас по двору гавкучая черно-белая собачища, не пускала никого, уберегла дом, пока хозяев не было. Мы, когда вернулись, дома никого не застали. Всё, как было: двери закрыты, ворота на запоре, во двор не проскочить. Приблуда, на денек к нам завернувшая, пропала, будто сквозь землю провалилась! Сказочно звучит, конечно, но решили мы с семьей, что это Кот забегал. Охранил, как смог…

Не заводим мы больше ни котов, ни кошек. Бантя, страдалица, ночует с нашими собаками по очереди, несет вахту. А я… Я Кота жду. Знаю – придет наш Рыцарь однажды. Придет, чтобы любить, беречь и защищать.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ