Автор: Алексей

Уважаемая редакция, эта история произошла со мной, когда я работал сторожем в музее. Однажды к нам привезли редкую коллекцию. Это были предметы быта из только что раскопанного города майя. Чего там только не было – всякие копья, стрелы, шаманские трещотки. Короче, было на что посмотреть. Но мое внимание почему-то привлекла покрытая иероглифами деревянная расческа для волос и два медных украшения. Просто это все стояло в одном стенде – якобы, принадлежало когда-то древней майя.

Ночами одному в пустом музее довольно скучно и одиноко. И поэтому я часто приходил к этому стенду и пытался представить, как выглядела обладательница этих вещей. Наверное, была высокая и смуглая. И, конечно, красивая. Сейчас кажется смешно: я, взрослый мужчина, начал придумывать сказки про индейцев. Но тогда мне это нравилось, я даже полюбил эти долгие ночные дежурства. Мне все это казалось лишь забавой, пока я не встретил индейскую женщину.

Я, как обычно на дежурстве, пошел к своим любимым экспонатам и услышал шорох. Представьте мою реакцию, когда я увидел такую картину: индианка, высокая, смуглая и красивая, точь-в-точь как я представлял, расчесывала старым гребнем свои длинные черные волосы, а на руках ее блестели извилистые браслеты в форме змей.

Не помню, как я вылетел из этого зала. Всю ночь я просидел около входа, клацая зубами, хотя индианка, судя по всему, и не собиралась причинить мне вред. Утром мне на смену пришел Кеша. Он тоже сразу влюбился в эту выставку, и особенно ему нравилась шаманская трещотка для отпугивания злых духов. Я сразу заметил, как он испуганно посмотрел в глубину музея, и страшная догадка пронзила меня. «Кеша, скажи, а ты ничего не видел во время смены?» Он пристально посмотрел на меня и ответил: «Видел. Шамана. Он прыгал по залам и размахивал трещоткой».

Читайте также статью:  Призрак на мотоцикле

После этого случая я никогда больше не подходил по ночам к индейским стендам, а когда слышал в тишине негромкое позвякивание браслетов и тихий индейский напев – делал вид, что это только кажется.

Но что было самым странным: когда выставку, наконец, увезли в другой город, вместо ожидаемого облегчения я неожиданно почувствовал тоску, похожую на печаль расставания с любимым другом.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ