Тиннелл

— Могу рассказать наизусть всю генеалогию королевского дома Амбера.

— Как и любой приличный писец у меня дома.

— Я включу и незаконнорождённых.

— Кстати, а сколько их было?

— Тех, о которых мне известно, сорок семь.

После лекций мы с Марией, как и собирались, зашли перекусить в ближайшую кафешку. Простая вкусная еда, быстрое обслуживание. Это не лучшая забегаловка Фриско, но нам нравилось. Официант принял заказ; мы уселись поудобнее и стали рассматривать посетителей.

Сюда частенько заглядывали интересные персонажи; два своих лучших портрета Мария писала с набросков, сделанных здесь.

Ни мой, ни Мариин взгляд не задержался сегодня ни на ком, разве что у окна с аппетитом обедали два очень симпатичных мужчины, болтая, пересмеиваясь, улыбаясь друг другу с искренней радостью. Явно не братья — рыжик и брюнет разных весовых категорий.

Рыжий сидел ко мне лицом, и я незаметно рассматривала его. Грубоватые, но симпатичные крупные черты, нос явно был сломан когда-то. Роскошный цвет волос — не пошло-морковный, а с отблесками благородной бронзы. Темно-зеленый свитер крупной вязки с высоким воротником подчеркивал рыжину и оттенял ярко-зеленые глаза. Руки с крупными длинными пальцами — руки художника — постоянно находились в движении.

Но нам принесли еду; мы сразу расплатились и набросились на неё; кушать хотелось неимоверно. Вроде ничего особенного — картошка, отбивная, горошек. Но я вернулась в реальность, только отставив пустую тарелку и подтягивая к себе яблочный пирог с мороженым. Бросила взгляд на красавчиков.

Они поменялись местами!

Я забыла о пироге. Да ладно, я и о мороженом забыла!

Брюнет улыбался, правда, не мне, а другу.

Я знала его.

Нет, не знала. Я видела это лицо много раз. На маминой карте. На одной из карт маминой колоды. Мама объяснила: «Это твой дядя Корвин». А однажды проговорилась: «Это твой отец, Тина». В глазах у нее стояли слезы.

Колода исчезла десять лет назад. Вместе с мамой. Только я знаю, как непросто выжить в большом городе девочке четырнадцати лет, которая не хочет ни в детдом, ни в приемную семью.

…Мария пнула меня под столом.

— Тина, он красавчик, конечно. Но перестань так пялиться, ешь.

Есть я уже не могла, поэтому молча пододвинула десерт к Марии.

Это все-таки случилось. Возможно, я сейчас видела отца. Или хотя бы дядю. Мамочка… Ты не могла меня бросить в этом Отражении.

Я могла ошибаться. Сердце колотилось, как безумное, лицо пылало.

— Слушай меня ушами, Мария. Я выйду сейчас на улицу. Войду обратно, и с порога скажу тебе несколько слов. Ответишь мне «Не ври». Если после этого я заговорю с красавчиками — уходи без меня.

За десять лет нашей дружбы Мария вполне привыкла к моим секретам и странностям. Поэтому просто кивнула, торопливо доедая мороженое с моего пирога.

Я достала из кармана телефон, приложила к уху и быстро вышла из кафе.

Вдохнула теплый воздух последнего дня апреля. Вернула телефон в карман. Ступила на порог и, обращаясь к Марии, довольно громко сказала:

— Посмотри в окно, дорогая, там драконы! Это потрясающе!

Я произнесла этот бред на тари. Язык детства приятно холодил горло и мятой отдавался на языке.

Парни всем телом повернулись сперва ко мне, потом к окну, и снова ко мне.

— Попались! — сказала я и присела к ним за столик.

Они внимательно меня рассматривали. Руки без вилок у обоих скрылись под крышкой столика.

— Добрый день, леди, — нарушил молчание рыжий. На английском. — Мы знакомы?

— Нет, ответила я, краем глаза замечая уходящую Марию. — Меня зовут Тина, и я никогда раньше вас не встречала. Но видела ваше, — брюнету, — изображение на карте. Думаю, вы мой отец.

Читайте также статью:  Хроники Амбера. 9 принцев =))

Они оба фыркнули. Рыжик откровенно расхохотался. Брюнет напряженно размышлял.

— Нет, леди, это невозможно, — наконец-то заявил он. — Даже учитывая разницу во времени. Вы из этого Отражения?

Я понимала, о чем он спрашивал.

— Да. Я родилась и выросла здесь.

— Сколько Вам лет?

— Двадцать четыре.

— Вы ошибаетесь. В момент Вашего зачатия мне было около восьми.

Это звучало, как пощёчина. Это придавило меня, как бетонная плита.

Я не могла ошибаться. Его лицо казалось не просто знакомым — родным.

Он положил руку поверх моей. Да, я пропустила — он что-то спросил и ждал ответа.

— Простите?

— На какой карте Вы меня видели? Не меня, но…

— У моей мамы была колода карт…

— Колода? — вместе переспросили они. И так же в унисон: — Как зовут вашу мать?

Я пришла в себя. Мама прятала меня. И скрывалась сама. Возможно, скрывается до сих пор.

— Мери-Джейн, — ответила я им.

Они переглянулись. Брюнет был очень серьёзен, рыжий продолжал широко улыбаться.

— Дело Оберона живет и процветает! Милая леди, как имя Вашего отца — Эрик или Корвин? Ибо мой друг Мерль похож на них обоих.

Мне очень хотелось им довериться. ОЧЕНЬ. Я устала от одиночества. Я хотела найти маму.

— Корвин Амберский.

Их взгляды изменились. Они смотрели на меня уже не как на чужую, странную, симпатичную, немного опасную девицу. В их глазах появилась теплота. Моя надежда вылезла из-под бетонной плиты и отряхнулась, невредимая.

— Я не Ваш отец, — сказал Мерль, взяв мою руку в свои. — Я твой брат. Мерлин Амберский.

— А я кузен! — радостно добавил рыжий. — Ринальдо. Привет, сестренка!

— П-привет. То есть… я очень рада. На самом деле.

И я расплакалась. А пока я искала в сумочке платок и вытирала неожиданные слезы, они не сводили с меня глаз.

— Тина, ты похожа на свою мать? — внезапно спросил Мерлин.

Я молчала. Он снова взял меня за руку.

— Ты уверена, что ее имя Мери-Джейн?

— Да, я похожа на мать. Я почти ее копия.

— Дейрдре! — выдохнули они, вставая из-за стола.

Ринальдо махнул официанту.

— Мне нужно к отцу, — заявил Мерлин, — Тина, хочешь познакомиться с отцом? Предупреждаю: он не знает о тебе. Я бы знал.

Я закивала.

— Семья извращенцев, — шипел Ринальдо, рассчитываясь с официантом, — Мерль, лучше сначала к Призраку Корвина.

— Да, наверное. Отца и посложнее найти, — ответил он, крутя на пальце кольцо.

— Как призраку..?

— Да, призраку Корвина, дублю, клону, призраку Пути Корвина. Я потом тебе объясню. Ты знала, что Корвин и Дейрдре…

— Знала. Брат и сестра. А моя мама? Вы её знаете? Где она?

— Пойдем, сестренка. Исчезнуть прямо отсюда будет нехорошо.

— Ринальдо, Мерлин? Она же жива?

Они уже тащили меня в подворотню за кафешкой, к мусорным бакам, но остановились.

Я уже поняла.

— Нет, — сухо уронил Мерлин и приготовился меня обнять. Я покачала ему головой: «Не надо».

Я и не верила в то, что мама жива. Она бы не бросила меня здесь.

Мандор

— Корвин, почему у тебя опять чёрная повязка

на глазу? — спросил брат Жерар.

— Паскуда Эрик пронюхал о моих

способностях и создаёт банк

органов, — злобно ответил Корвин.

…Не-Корвин бросил своего короля вперед, используя его для уничтожения моих зависших пешек. Одну из них я успел защитить конем, но две другие стали легкой добычей. И вот тут вдруг его король оказался в туннеле из моих пешек и своих фигур. В такой позиции достаточно одного диагонального удара слоном, чтобы «шах» стал одновременно матом его королю. Мешал мой конь. Нужно было отойти конем, но так, чтобы противник его обязательно взял.

Читайте также статью:  Еще один список фантастики часть 2[моё]

В любых играх с Корвином опасным было всё, я усвоил это накрепко, как и любой представитель Хаоса. Я видел спасительную вилку: беру защищенную пешку и одновременно нападаю на его ферзя и ладью. По идее он должен был взять моего коня…

Великий Змей, будто бы дом Всевидящих проигрываю… Мачеха предупреждала…

И я отдал коня. Он кинул взгляд на доску.

«Прими же мой данайский дар…», — автоматически стал слагаться сонет. Ну бывает со мной такое. Если ситуация напрягает, мозг мой начинает работать во всех направлениях одновременно. «Играть с тобой, девятый принц, Забавней Хаосских интриг…»

Он поднял руку… Почесал бровь…

Дара узнает — убьёт. Или хотя бы попытается.

Не-Корвин напрягся… «Увидел» — мелькнула мысль. М-да, не мог он меня недооценивать…

— Прости, Мандор. Ко мне гости, и, кажется, это важно. Но я бы и не взял коня. Я уже играл эту партию с доктором Полякофф. Тут пат, или, если ты зевнёшь позицию моего слона, мой шах и мат. Был рад познакомиться. Даре привет не передаю.

Меня выпроваживали. Ну что ж, всё, что хотел, я увидел. Более того, получил удовольствие от потраченного времени. Чуть поклонился, бросив быстрый взгляд на две появившиеся вдали фигурки. Глаза пришлось чуточку изменить. Братишка! С дамочкой? Змея моя! Вылитая Дейрдре!

Это я вовремя зашел.

— Был рад знакомству, — повторил вежливую фразу, — привет Мерлину, — и переместился поближе к Краю через спикард. Мне было о чем подумать ближайший цикл…

Мерлин

— А ты никогда не задумывался, Дворкин. — спросил Оберон Великого Мастера,

разглядывая висящий на стене рисунок Единорога, — почему у всех животных в Амбере

и Отражениях по два рога, а у него — только один? Странно, не правда ли?

— Единорог — таинственное существо… Много тайн и загадок лежит в основаниях

нашего Амбера, и даже я посвящен далеко не во все из них… — величественно отвечал Дворкин, загораживая собой красивый витой подсвечник…

Крепкая девочка моя новоявленная сестра (или не-сестра). Известие о смерти Дейрдре не заставило её биться в истерике и искать утешения в моих объятиях. Я мысленно свистнул Колесо, как только мы оказались в закоулке за кафешкой.

— Погоди-ка, — остановил нас Ринальдо. — Мерль, я не хочу являться к Пути Корвина. Как-то не готов я снова видеть… Люка.

— В таком случае сделай мне одолжение — опиши случившееся Рэндому. Ну или Виале.

— Тогда добрось меня до Янтаря, шеф.

— Без проблем. Хорошо провели праздник, друг мой.

— Да уж… и подарок соответствует дате…

— Колесо, Ринальдо во дворец в Янтаре, нас к Пути Корвина. Пожалуйста.

— Щас будет, пап.

… И мы оказались около Пути. Я крепко держал Тину за руку.

Призрак Корвина был слегка занят. Ничего серьезного — обычная шахматная партия. На расстоянии полёта стрелы от нас стоял изысканный шахматный столик на длинных кошачьих лапках. Лапки нетерпеливо топтались на месте, загребая коготками песок, но крышка оставалась в равновесии. По обе стороны столика сидели игроки — Призрак папы и… Этого только не хватало! Старший братец! Назревает новая интрига. Ох, Мандор… Наябедничать маменьке? Так ведь она его испепелит…

Впрочем, увидеть Сугэйвилла было бы, например, чуть большим потрясением.

— Подождём-ка, сестренка, — сказал я Тине, — Лучше поговорить с папашкой наедине.

Ждать пришлось недолго. Призрак папы и Мандор быстренько раскланялись, брат исчез (надеюсь, переместился куда подальше, а не просто окутался невидимостью), и мы двинулись к Корвину. Он тоже шел навстречу нам, не сводя глаз с девушки.

Читайте также статью:  10 отличных книг жанра "научная фантастика".[моё]

Призрак Корвина

Мухосранск отбрасывает множество

отражений. Но самое спесивое из них —

так называемый Амбер… Они считают

реальными только себя. Один Дворкин

догадывается что к чему — за это его,

впрочем, и посадили…

Я заставлял себя шагать к ним. Мне хотелось то ли сорваться в бег, то ли развернуться и бежать в другом направлении. В глазах двоилось. Моя Дейрдре! Нет, не она…, но откуда такое сходство? Злой мальчик, зачем и в каком Отражении он нашел это воплощение? «Ты тоже клон» — напомнил мне рассудок.

Сын держал её за руку.

Я остановился первым. Они ступили еще пару шагов и тоже остановились.

Не сходства я искал в её лице, но отличия. Моложе. Чуть шире скулы. Чуть пухлее губы. Но та самая харизма, которой в Янтаре дали имя «Эффект Дейрдре». Те самые волосы — густые, длинные, цвета черного непрозрачного янтаря. И то самое чувство вызывала подружка гадкого сынишки — преклонения. Надеюсь, он не потащит её в Янтарь. Обожествят в момент, как звать не спросят.

Болело за грудиной, так болело… Я думал, призракам не больно. Чепуха! Ещё как больно. Так много противопоставлений в имени твоём, Дейрдре — любовь и боль, сестра и возлюбленная, шпага и секира, миг и вечность, жизнь и смерть…

— Приветствую Вас, Мерлин, сын моего оригинала. Приветствую и Вас, леди, около Пути Корвина. Я — призрак этого Пути, тоже Корвин. Можно Кори.

Юная леди с обликом моей сестры не отводила от меня ярко-синих глаз. И, кажется, обожествляла меня так же, как я её оригинал.

— Пап..? Познакомься. Это Тина. Мы встретились в Отражении Земля, в городе, где мы с Ринальдо учились. Она спутала меня с тобой. При этом произнесла фразу «Возможно, вы мой отец».

Шок за шоком. Хорошо, что я бессмертный призрак.

Улыбнуться чуть, шагнуть вперед и согнуться в поклоне над её рукой…

…когда хочется обнять, прижать, вдохнуть запах волос и спрятать в них слёзы…

— Очень рад… Тина… Вы — моя дочь?

— Здравствуйте, — произнесла она почти шепотом. Я не расслышал звучания голоса. А так хотелось…

— Скорее всего… В крайнем случае, племянница… Я дочь Дейрдре.

— Это видно…- я еще раз поцеловал ей руку, раз уж нельзя было заключить в объятия. Никого из них — ни дочь мою, ни сестру…

— Я подумал, что тебе будет важно узнать первым, призрак-папа.

— Да, Мерлин, очень важно. Спасибо. Но не мне, наверное… Нужно искать Корвина-настоящего.

— На карты он не откликается. Мое колесо ты… то есть он — обидели как-то друг друга, не хочу их сталкивать. Кори, поищи его. У вас же связь…?

— Да, иногда есть раппорт… но не сейчас. Я поищу через Путь.

Мы двинулись к Пути. Теперь я держал ее за руку, бережно, стараясь не сжимать слишком сильно.

У начала Пути руку — дочери? — пришлось выпустить. Встал на колено, опустил ладонь на линию. Путь откликнулся сразу — усилил чувства, обдал силой, потянул к себе, в себя.

Корвин? Настоящий Корвин? Позови. Или отведи к нему.

«ПРОЙДИ».

Тебя пройти? Снова? Да зачем это тебе? Я тебя создал, помнишь? С чего я же и должен проходить?

«ИДИ. ПЕРЕНЕСУ К НЕМУ. ЕСТЬ ЗНАНИЕ ГДЕ. НИКАК ИНАЧЕ»

Покой мне только снится…

— Мерль, у тебя есть моя карта?

Он кивнул, недоуменно подняв брови.

— Мне придется пройти Путь. Я вызову тебя.

И я сделал первый шаг.

Корвин! Ты мой должник!

(Продолжение следует завтра. Спасибо всем, кто дочитал)))

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ