Дорога в ад (часть 1)
Автор: Марк Крам

Мы взяли в прокат пару фильмов ужасов, с предвкушением ожидая того дня, когда сможешь заценить новое творение великого режиссера Аластара Кэплинга. Это поистине талантливый режиссер нашего времени, который снимает изумительные фильмы ужасов. Мы с моим старшим братом Тоддом его просто обожаем.
Именно мистер Кэплинг способен создать шедевр, который напугает любого зрителя, да так, что потом он не будет смыкать глаз целую неделю, а то и две. Думаю поэтому, когда мы зашли в магазин обнаружили на прилавке с табличкой «жанр ужасы» только один DVD диск с его новым фильмом — остальные копии уже разобрали покупатели — остался последний, и было бы преступлением его не взять. По всему миру сотни миллионов поклонников сходят с ума от его фильмов, и мы с братом в их числе.
«Танец смерти», «Дыхание ужаса», «Твари из космоса» и другие. Я знаю все фильмы Кэплинга наизусть и пересматриваю их по несколько раз на дню.
Когда я выросту хочу стать режиссером, как Кэплинг. Я даже видеокамеру приобрел. Целый год копил деньги, которые выдавали мне родители на карманные расходы. Я мечтаю снять по-настоящему леденящие кровь кадры. Это будет мой личный фильм ужасов.
Мой лучший друг Клай не разделял моих взглядов, однако согласился сегодня вечером прийти на ночной киносеанс. Родители уехали на день рождение папиного коллеги, так что дом был полностью в нашем распоряжении.
Клай вообще по натуре пугливый. Про таких людей обычно говорят: «вздрагивает от каждого шороха». Он был маленького роста, полноватый, с короткими белобрысыми волосами и носил круглые очки.
– Дорога в ад! – воодушевлено воскликнул я.
– Чего? – непонимающе уставился на меня Клай.
– Фильм, который мы взяли в магазине, называется «Дорога в ад». «Мастер ужаса представляет вам свой самый последний фильм в его успешной карьере…».
Мы сидели в зале на широком кожаном диване перед телевизором, приготавливаясь к просмотру фильма. Предварительно погасив везде свет, лишь мерцающий экран телевизора освещал сумрачную комнату. Родители уже ушли, но перед этим дали наказ: ложиться не позднее полуночи.
– О нет, ты опять купил одну из этих дешевых страшилок, – заныл Клай. – Это же полный отстой, скукота, да и только.
– Брось, Клай, я знаю, что тебе страшно, можешь не строить из себя героя. Одного не могу понять, – сказал я, недоуменно глядя на обложку диска, на которой была изображена вопящая пара: мужчина и женщина на фоне мрачной готической церкви с черными куполами; за ними гналась громадная тень немыслимого чудовища.
– Ты это о чем?
– Неужели это действительно последний фильм Кэплинга? – я жутко расстроился, учитывая, как сильно я верил этому человеку, да что уж говорить — боготворил, и на этом все — конец. Больше я не увижу его ошеломляющих кинокартин, бросающих в дрожь сюжетов и склизких, кровожадных тварей, выползающих наружу из своих подземных убежищ в поисках жертвы. Ради чего теперь жить?
– Ты и вправду поверил, что это его последний фильм? – удивился Клай. Из-за очков его глаза были большие, как у совы. – Готов спорить на что угодно, что это чушь. Маркетинговый ход такой, чтобы побольше бабла срубить. Ты представляешь, какой ажиотаж — последний фильм, и это не смотря на то, что дела у него идут довольно не плохо.
– Довольно не плохо? Изумительно превосходно! – возразил я с усмешкой. – Наверное, ты прав, черт возьми, конечно ты прав! Он не может уйти сейчас, в самом рассвете сил. И тем не менее мне это кажется подозрительным.
– Что именно? – спросил Клай, переключая каналы один за другим. Вот он остановился на каком-то неизвестном ток-шоу, снова нажал на кнопку — появилась реклама, опять, словно разрабатывал свой палец.
– Сначала в магазине я нашел только одну единственную коробку с диском, теперь вот заявление, и вообще: обложка выглядит странной, ты разве не находишь? Как-то жутко, что ли, – произнес я, осматривая коробку сзади и спереди. Рисунок действительно пугал реалистичностью, а монстр, вернее его тень, и вовсе вызывала мурашки по коже; герои так по-настоящему изображали страх, поневоле казалось, что ты и сам являешься свидетелем кошмара, представшего перед их глазами.
– Может он сменил художника? – сделал предположение Клай. – Хотя по мне так ничего странного в этом нет.
– Старик, в моей комнате хранятся все диски с фильмами Кэплинга, но вот эта, – я поднес коробку с обложкой к лицу Клая, пытаясь заинтересовать, но он только с отвращением отмахнулся, словно в руке у меня была лягушка или другая менее приятная болотная живность. – И эта надпись в углу, на других коробках ее нет, «Не включать» — это что, шутка?
– Мы можем и не смотреть этот фильм, если тебя это так волнует, – с надеждой в голосе сказал он.
– Нет, конечно, разумеется, будем. Чтобы я пропустил хоть один фильм с участием великого и ужасающего режиссера всех времен и народов, да ни за что на свете! – вскричал я, дрожащими руками вставляя диск в дисковод проигрывателя.
– Кавалерия прибыла. Кто хочет попкорна? – обратился к нам Тодд, выныривая с кухни с большой миской, наполненной до краев воздушной кукурузой. Он на год меня старше, однако относится ко мне, как к ребенку: постоянно подкалывает и называет малявкой. Единственное, что нас объединяет и на некоторое время позволяет забыть о неприязни друг к другу — фильмы ужасов. Это еще один плюс, за который я люблю Кэплинга. Помимо аннотации, на обложках его фильмов можно было бы вписать что-то, типа, «сближает братьев», однако то, что творится по ту сторону экрана не для семейного просмотра: моря низвергаются кровью, люди орут, как резаные, когда очередное уродливое страшилище, созданное больным воображением Кэплинга, разрывает их на части; мир сходит с ума, пораженный неизвестным вирусом и стремится к самоуничтожению.
Тодд плюхнулся на диван, поставив миску на деревянный стол.
– Ну что, Клай, будешь опять визжать от страха или соберешь яйца в кулак? – со смехом подколол моего друга Тодд.
– Это было всего лишь один раз! – обижено бросил Клай. На его лбу выступили капельки пота. – И вовсе я не визжал, – тихо добавил он, чтобы мой брат не услышал.
– Давай, Джерри, чего ты там копаешься, я уже сгораю от нетерпения, – поторопил меня Тодд. Жадно хватая горсть попкорна, он кинул его себе в рот, затем, чтобы как-то отвлечься, пока я настраиваю телевизор, взял коробку от диска.
– Все готово! – довольно произнес я, усаживаясь на свободное место в центре дивана.
Заиграла зловещая музыка. Черный фон постепенно начал окрашиваться в цвета. Появилась жирная кровавая надпись, расплывающаяся на весь экран: «Дорога в ад».
– Тодд, – раздражено обратился я к брату, – ты опять забыл принести газировку.
Похоже Тодд меня даже не слушал, увлечено вперившись в телевизор. С тяжелым вздохом я спустился с дивана:
– Пойду возьму банку колы. Я быстро.
– Я с тобой, – Клай с облегчением соскочил со своего места и помчался за мной.
– Трусишка, – шутливо назвал я друга.
Добравшись до кухни, я открыл холодильник и достал оттуда три холодные банки кока-колы. Из зала доносилась мрачная мелодия темного оркестра, намекающая зрителям на неизбежно ужасающий конец. Клай все это время был со мной. Старался тянуть время, чтобы мы, как можно дольше не возвращались — вот только я не хотел терять ни минуты. Быстро захлопнув дверцу холодильника, музыка вдруг резко стихла. Может уже началось? Какие-то шумы и помехи последовали за этим. Как только в голову взбрела мысль немедленно вернуться в зал и вытащить диск, наш дом огласил невыразимо страшный грохот, словно взрыв бомбы или удар молнии где-то очень-очень близко. Банки с газировкой вывалились из моих ослабевших рук, падая на пол. У меня волосы встали дыбом и, кажется, чуть было не разорвалось сердце. Болезненно заныл желудок.
Пребывая в ступоре, мы с Клаем не смели даже пошевелиться, словно только что на нас вылили целый бак с ледяной водой.
– Что это было? – наконец вымолвил я.
– Я не знаю, – отозвался Клай писклявым голосом. – Джерри, мне это не нравится.
Переводя дух, я направился вон из кухни, осторожно перешагивая через валяющиеся на полу банки.
– Ты куда? Джерри? – принялся шепотом окликать меня друг. – Джерри?
Я обнаружил брата сидящим на диване. Телевизор работал, но фильм был поставлен на паузу в тот момент, когда возникла красная надпись: «Такого ты еще не видел».
Продолжение следует…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ