Дорога в ад (часть 2)
Автор: Марк Крам

– Тодд? – тихо позвал я брата. – Тодд, ты меня слышишь?
Он не отзывался. Я пересек комнату и остановился, как вкопанный, увидев его застывшее в гримасе невыразимого ужаса лицо: раскрытый в немом крике рот, неестественно расширенные зрачки заплывшие кровью, ручейками стекающей по щекам и подбородку. Я хотел закричать, но не издал ни звука. Вообще ничего не сделал.

Вовремя подоспел Клай, который вывел меня из паралича своим истошным воплем. Он попятился назад, споткнулся о ковер, опрокидывая настольную лампу, которая с дребезжанием разбилась. Один из осколков порезал ему ладонь. Из раны тут же заструилась кровь, капающая на ковер.
– Боже мой! Боже мой! – повторял он, зажимая рукой рану. – Что происходит, Джерри?! Твой брат… что с ним?!
Ответом ему послужило молчание. Я снова посмотрел на экран телевизора, на котором по-прежнему на фоне черного неба горела надпись: «Такого ты еще не видел». Перевел взгляд на пустую коробку из-под диска, беззаботно лежащую на диване рядом с моим мертвым братом.
В верхнем правом углу гласило: «Внимание! Не включать!».
– Я не понимаю…, – сказал я, пытаясь унять дрожь в коленях. – Что все это значит?
Не успели мы выяснить тогда, как пауза снялась автоматически и на экране вновь замелькали кадры, заиграла дьявольская мелодия. Голова Тодда наклонилась вперед и из глазницы вывалилось кровавое глазное яблоко, которое повисло на нерве, как на нитке.
– Выключи! Выключи телек! – заорал во всю глотку Клай. Я подскочил к столику, подхватывая на ходу пульт, направил его на экран и нажал на кнопку выключить, но не сработало. Фильм продолжал идти. Я успел заметить двух главных героев, как на обложке. Молодая пара стояла рядом со старой заброшенной церковью, чьи черные купола со шпилями зловеще уходили вверх к мрачным серым облакам, наполовину закрывающим яркую луну. Нечто мерзкое промелькнуло в кадре, загораживая весь экран своей гигантской обвисшей тушей.
Я беспорядочно жал на все кнопки, пытаясь вырубить телевизор, пока не отбросил пульт в сторону и не выдернул из розетки шнур. Однако и на этом, как ни в чем не бывало, на экране нарастали события все быстрее. На этот раз камера четко показывала нам целую свору уродов, гнилых мертвецов и прочую гадину, поднимающуюся на холм к проклятой церкви.
«Нам нужно уничтожить этот свиток, прежде чем они доберутся до нас» – донесся из динамиков голос мужчины. Неожиданно адская тварь нависла над героями, щелкая кошмарными клешнями и издавая поросячье визжание. Они попали в западню. Целая армада немыслимых чудовищ всех мастей, форм и размеров окружила их. Поросшие мхом двери церкви распахнулись, и парень с девушкой вбежали в темный проход.
Опомнившись, я подскочил к телевизору и опрокинул его на пол, уверенный, что это остановит фильм. Наконец наступила полная тишина. Меня еще лихорадило после увиденного, но я мог устоять на ногах.
– Этого не может быть, – выдавил из себя Клай. – Я сплю?
– Нет, Клай, ты не спишь, и я тоже не сплю! – вспыльчиво вскричал я.
– Тогда, как еще это объяснить? – не унимался друг. – Где ты вообще взял этот чертов фильм?!
– В салоне видеопроката. Он стоял на полке. Одна единственная копия с новым фильмом Кэплинга…, – тут я осекся, словно натолкнулся на одну важную деталь. – Мы еще тогда решили, что остальные уже распроданы и взяли последний.
На улице раздался оглушительный раскат грома, а затем, как по команде, хлынул ливень. Я приблизился к окну.
– О, нет, – только и сумел произнести я.
– Что такое? – насторожено спросил Клай и, не дожидаясь ответа, подошел к подоконнику.
Луна приняла темно-красный оттенок, словно истекала кровью, а небо почернело от клубящихся туч. Я впервые столкнулся с подобным явлением — раньше такого у нас не случалось — поэтому не сразу оторвал взгляд.
– Это происходит… как в фильме, – выдохнул я, зачарованный мистическим представлением.
Клай отошел от окна:
– Это все бред, такого просто не может быть! Нет, скоро все закончится, и я проснусь в своей кровати — расскажу тебе какой дурацкий мне приснился сон, и мы вместе над ним посмеемся, – нервно бормотал он себе под нос.
– Во всех фильмах Кэплинга конец всегда один, – сказал я, поворачиваясь к другу. – Уничтожение всего живого. Вселенское зло освобождается, и мир погружается во мрак.
– Нет, Джерри, ты хочешь сказать, что фильм каким-то образом стал реальным? И что же будет дальше?
– Помнишь, о чем говорил тот парень: «Нужно уничтожить свиток». Может в этот раз главные герои сумеют одержать победу?
Наш разговор прервал гром, настолько сильный, что вершина крыши задрожала. Молния сверкнула среди черных зловещих облаков. Дождь усилился. Очередная канонада грома прогрохотала в неспокойном небе. Надвигалась угроза, превосходящая любое человеческое воображение.
Мы с Тоддом были самыми ярыми фанатами Кэплинга, возвышая его кинопроизведения буквально до божественных вершин. Думаю, по этой причине он выбрал именно нас. Знал, что мы ни за что не пропустим его новый последний фильм, завершающий предыдущие части. Все эти догадки и домыслы казались мне полным безумием, с которым я не мог просто так смириться. Нужно было что-то делать – бороться, но вместо этого я отошел в угол комнаты и сел, закрывая голову руками, будто пытаясь отогнать от себя назойливых летучих мышей. Клай куда-то пропал. Давно его не слышно.
Самое странное, что за этим ничего не последовало. Дождь закончился, вернулись родители и обнаружили меня сидящим в углу зала, а моего мертвого брата Тодда — перед разбитым телевизором. Как бы сильно я не уверял их, что во всем виноват фильм, они посчитали, что их бедный сын Тодд сошел с ума и покончил жизнь самоубийством, под влиянием плохих фильмов. Они прекрасно были осведомлены о нашей страсти к фильмам Кэплинга, почему и пришли к такому трагическому выводу.
А Клай… что-то очень долго я не могу до него дозвониться. Его родители говорят, что он занят и не может подойти к телефону, хотя чем он может быть занят таким важным, что даже не удосужился поинтересоваться моим здоровьем? Мне страшно.
Диск я по-прежнему храню в своей комнате, как дополнение к моей коллекции, а может, как напоминание о прошлом. Этот фильм действительно стал последним для Аластара Кэплинга. Больше он их не снимает, ну и пошел к черту – он убил моего брата! Нет, я люблю его – это поистине талантливый режиссер нашего времени, самый лучший и жестокий. Когда я вырасту, хочу стать таким же, как он.
Я все-таки рискнул включить еще раз и посмотреть, от и до, этот фильм. Многие убеждают меня, что он здесь не причем — дело во мне. И пусть после просмотра наступит конец света, плевать! — главное я буду знать точно, что они ошибались. Я решил воспользоваться телевизором, который стоял в моей комнате. Запустил фильм. Заиграла мрачная музыка. Я почерпнул горсть соленого попкорна и закинул себе в рот, внимательно глядя на экран. Начальные титры закончились. Замелькали кадры.
Заброшенная церковь с черными куполами… главные герои… ужасающие монстры, поднимающиеся по склону холма… застывшая на сыром мрачном небе фраза – ”Такого ты еще не видел”… крики и рычания… кровавые следы на каменном полу церкви, перевернутые скамейки, намалеванные надписи на всех стенах и богохульные рисунки причудливых существ… темный алтарь… черный свиток с непонятными мерцающими словами… клешнеобразная тварь, издающая гортанный поросячий визг… силуэт мужчины в черной мантии, стоящий к камере спиной перед алтарем, он медленно разворачивается к экрану… лицо Кэплинга – он широко улыбается и что-то говорит, держа в руках тот самый черный манускрипт… тени адских чудовищ накрывают героев… двери церкви распахиваются и красный ослепительный свет обволакивает собой все пространство… гигантские омерзительные твари накидываются на мужчину и женщину… остервенело вгрызаются в их плоть, издавая чавканье и довольное хрюканье… разрывают на мелкие куски, перемалывая кости снова и снова под ужасающе мерзостный хруст… снова и снова… снова и снова… пожирают, ненасытные, остатки лежащей на земле кроваво-коричневой вонючей массы, из которой выглядывают обрубки рефлекторно дергающихся рук и гниющие культы ног… из стен церкви сочится густая темная кровь… кровь повсюду… Кэплинг рвет древнюю рукопись… чей-то громкий безудержный смех сотрясает своды проклятой церкви…

Читайте также статью:  «Зря ты начал игру»

***

Новость дня: известный режиссер — Аластар Кэплинг, ставший знаменитым благодаря нестандартным кинофильмам, снял свой самый последний фильм ужасов, под названием «Дорога в ад». Как сообщает сам мистер Кэплинг, причина его ухода была вынужденной. Ранее говорилось о том, что многие фильмы Кэплинга очень странно влияют на психику его зрителей, многие поклонники сходят с ума и в порыве маниакальной паранойи кончают жизнь самоубийством. Никто не может объяснить столь необычное явление со стороны фанатов Кэплинга, ведь вспомним, как еще совсем недавно мир пережил суицидальную вспышку среди ярых фанатов режиссера, родные которых заставали их мертвыми перед телеэкранами, с заплывшими кровью глазами. Что это? Эпидемия, или же фильмы Кэплинга действительно несут в себе какой-то глубокий, сакральный смысл? Вероятней всего, теперь это так и останется тайной. Далее о погоде…

***

– С ним все будет хорошо? – обеспокоено спросила женщина. Доктор заглянул в окошко больничной палаты, затем повернулся к взволнованным родителям. На его лбу выступили морщины.
– Мы сделаем все что возможно, – ответил он, не сумев скрыть тревоги на лице. Женщина горько расплакалась. Муж тут же крепко обнял ее, уводя от палаты. Доктор еще долго смотрел им вслед, когда они шли по бесконечно длинному коридору к выходу, после чего снова перевел взгляд на окошко.
На кровати застеленной белой простыней, скукожившись, сидел мальчик. Обхватив руками колени, он безразлично уставился на серую полинялую стену, словно на телеэкран.
Доктор достал из левого кармана своего белого халата связку ключей, вставил нужный в замок и открыл дверь. Мальчик никак не отреагировал.
– Здравствуй Клай, – сказал доктор, переступая порог и с шумом закрывая за собой дверь.

Читайте также статью:  Осквернённая школа

Конец

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ