Автор: Анатолий, г. Москва

Здравствуйте, уважаемая газета! Об этом случае мне поведал мой друг Слава – и в первую минуту я решил, что он помешался. Но теперь его уже нет в живых, и все, что мне осталось – запоздало поверить в его слова и рассказать Вам его историю.

В компании, в которой тусовался мой друг, из всех девушек особенно выделялась одна. Изящная, черноволосая, с мраморно-белой кожей и удлиненными глазами – она невероятно походила на японку. Разумеется, с такой внешностью она не могла не увлекаться Японией – часто туда ездила, постоянно чему-то там училась… Хотя у нее была простая русская фамилия Громова, рекомендовалась всем эта девушка не иначе, как Тодороки – что по-японски означает «великий шум» или попросту «гром». Но, несмотря на внешность обольстительной гейши, характер у нее был как у самого мстительного самурая – такой бессердечной и злопамятной девицы Славе еще не доводилось видеть.

Однако, несмотря на ужасный характер, все молодые люди были от Тодороки без ума и выстраивались в очередь, чтобы занять место ее приятеля. На место это периодически возникала вакансия – видимо, вынести Тодороки долго было невозможно. Но и забыть ее, похоже, тоже было невозможно – все ее экс-бойфренды навсегда порывали с компанией, в которой вращалась Тодороки, больше не желая ни с кем общаться из былых товарищей. А про пару молодых людей вообще говорили, что они покончили с собой после расставания с Тодороки. Когда обо всем этом спрашивали саму Тодороки, она только игриво встряхивала смоляными волосами и оглушительно хохотала.

Слава был в числе тех многих, которые ночами мечтали о бессердечной гейше. И вот – о чудо! – только что освободившаяся Тодороки предложила ему встречаться! Слава был без ума от счастья. Тогда-то он и познакомил Тодороки со мной. При одном взгляде на ее широкоскулое личико мне вдруг стало жутко – сам не знаю почему. Мы сидели в летнем кафе, на Тодороки было открытое на спине платье, и в его вырезе я увидел фрагмент цветной высокохудожественной татуировки. Заметив мою заинтересованность, Слава с гордостью произнес: «Это японский дракон. Он обвивает все тело кольцами. Красота, в Японии делали…» Он не успел закончить фразу – Тодороки вдруг ударила его сумочкой по лицу и закричала: «Кто просил тебя открывать рот? Не лезь не в свое дело!» Слава захлопал глазами, а я мысленно пожелал ему поскорее надоесть этой хамской девице.

Читайте также статью:  «Потоп»

Через несколько недель восторги Славы стали утихать. Гейша-самурай ежеминутно изводила его с особым садизмом. «Да брось ты ее!» — сколько раз советовал я. Слава вздыхал и молчал. Лишь однажды его прорвало: «Неужели ты думаешь, что я так уж сильно люблю ее?! Она мне все нервы вымотала! Только я… ты не смейся, но я ее боюсь! Даже не ее саму, хотя она и порядочная стерва – а нечто, что живет в ней! Или на ней! Знаешь, сколько раз посреди ночи я нащупывал в постели еще чье-то тело – длинное, гибкое, покрытое чешуей. Открываю глаза – никого, только эта проклятая девка рядом, а с ее спины на меня пялится дракон! Уже не один раз я чувствовал, как кто-то ночью заползает мне на грудь – четыре лапы с когтями, чешуйчатое тело, длинный хвост. Заползет, обовьет мою шею кольцами и лежит – так близко, что я чувствую его дыхание. Открываю глаза – никого! Рядом Тодороки, а у нее на спине дракон – и хочешь верь, хочешь нет, а расположена эта татуировка не так, как была вечером! Словно он только что скользнул ей на спину и еще не успел устроиться! А тут еще эта японская дрянь на соседней подушке открывает свои глазюки, улыбается мне и сладко так говорит: «Может быть, я тебе уже надоела? Ты, может быть, хочешь меня бросить? Смотри, пожалеешь!»

Я уже и не знал, что говорить. Про себя я решил, что у Славки нервный срыв с галлюцинациями из-за постоянного общения с Тодороки – что не мудрено, учитывая ее милейший характер. Я не мог дождаться часа, когда у Славы кончится терпение – и однажды оно закончилось: после грандиозного скандала с воплями, слезами, мордобоем и обещаниями мести они с Тодороки разбежались. Я предложил Славе отпраздновать его освобождение от гейши, но он ничего не хотел и выглядел сильно пришибленным. «Теперь я понимаю тех, кто больше никогда не хотел бывать с этой женщиной в одной компании», — только и сказал он. А на следующий день умер.

Читайте также статью:  Кольцо в подарок от смерти

Смерть его была необычной. Молодой парень просто не проснулся утром. На горле у него была странная отметина – красная полоса, словно перед смертью его кто-то душил. Но никаких следов взлома в квартире не было, все двери и окна были закрыты изнутри, орудия самоубийства рядом с телом тоже не нашли… В итоге врачи написали: смерть имеет естественные причины, внезапная остановка сердца — что-то в этом роде.

И вот тут-то я вдруг вспомнил рассказы Славы об оживающей татуировке, которая с легкостью то покидает хозяйскую спину, то возвращается туда обратно. Может быть, он был вовсе не безумен? Неужели он и правда пал жертвой мстительной черноволосой гейши с татуировкой дракона?

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ