Ты никогда не можешь с уверенностью на все сто процентов заявить о том, кто по-настоящему является твоими другом, а кто, отчаянно стараясь замозолить глаза улыбкой, скрывает в душе подлую черную зависть.

Нина была обычной сельской учительницей, от роду из простой семьи доярки и скотника.

Семья у Нины была сплоченная. Как говориться, и муж любящий и дети умнички. Сколько жила со Степаном никогда между ними не было конфликтов. Несмотря на свою простоту, Нина была мудрой женщиной, и поэтому все в ее семейном гнездышке было наполнено гармонией.

На одиннадцатом году совместной жизни, семья решила перебраться в другую деревню. Степан настаивал на том, чтобы жить поближе к городу, аргументируя свое решение тем, что детям нужно планировать будущее уже сейчас. Стоит уже сейчас задуматься о высшем образовании и собственном жилье для детей. Глядя в ее ясные голубые глаза, он говорил:

— Вспомни, как мы сами все наживали, и как нам было, в свое время, холодно, а порой и голодно. Пусть хоть они поживут в свое удовольствие…

К тому же в селе недалеко от города, жила старшая сестра Нины — Дарья.

После замужества, Нина покинула отчий дом и уехала за триста километров вслед за любящим мужем, в его дом, к его родне. Старшая сестра в то время страстно настаивала на том, чтобы Нина осталась в родном селе около родни да подле матери, и как все дети из их семьи, жила в родной деревне. Но когда Дарья узнала, о том, что мать благословила Нину в путь, сильно негодовала.

Однако прошло пару лет, и Дарья сама переехала в небольшое село близ города К. недалеко от сестры.

Сколько времени прошло со дня пустого конфликта Дарья уже наверно и сама не упомнит, но с сестрой после ее отъезда, она больше никогда не общалась.

И вот настал тот день, когда семья Нины перебралась в село Н., где жила Дарья. Нина прекрасно знала, где живет сестра и думала, что родственные связи с переездом возобновятся и окрепнут, однако женщину ожидало злостное разочарование.

Началось все с того, что продать дом в родном селе за приемлемую цену Степану так и не удалось. Покупатели попадались уж больно вредные и придирчивые, все время так и норовили снизить цену до слепого минимума, и никак их не удавалось переубедить.

Первое время муж не соглашался, но посоветовавшись с женой, все же, решил уступить следующим придирчивым покупателям. Дом был тут же продан, и семья двинулась в путь, на новое место постоянного обитания.

Однако на новом месте тоже оказалось не все так просто. Денег, которые Степан и Нина получили за дом, на покупку хорошего дома, увы, не хватило. И после очередного общесемейного совета, семья решила прикупить небольшой, полуразрушенный дешевый домик и построить на его месте хороший дом – дом своей мечты.

Покупка удалась, и начался бурный процесс строительства. Нина устроилась на работу к одному фермеру, а Степан – на завод, дети помогали по дому и кое-где даже на стройке. Казалось бы, идиллию нарушить было просто невозможно, но беда всегда постучится в двери вовремя. На порог к сестре пришла Дарья. Как ни странно, Нина была очень рада ее видеть. Последняя говорила сестре о том, что после смерти собственного мужа, она решила примкнуть к родне. А так как в этом селе кроме Нины у нее никого нет, — решила восстановить некогда потерянную связь с родной кровью.

Как ни странно, Нина поверила словам сестры и с того момента та частенько стала заходить к ним в дом. Они пили чай и болтали о житейском, а по выходным Дарья приглашала всю семью сестры к себе на «огонек».

Все было замечательно, но в один прекрасный день. Дарья пришла к Нине в гости со странным подарком – она принесла мастерок.

инструмент-для-кладки

— Я смотрю, у Степана совсем уж износился от этого строительства! Пусть поменяет. Новый совсем! Сегодня купила только по добру – от души.

Степан взял мастерок и тут же начал кладку:

— Хех… И правда хорош.

Нине это показалось странным, но с другой стороны – ничего ведь страшного не произошло. Это всего лишь мастерок! Может и правда тот уже изношен, хотя и покупали не так давно… Но инструменты – есть инструменты. Ничего не поделаешь. Отбросила Нина лишние мысли и стали они с сестрой чай пить, да разговаривать о судьбе.

А вечером произошло нечто страшное. Степан ворочался всю ночь. Температура то поднималась почти до 40, то падала до 35 градусов. На лбу обильно выступал пот. Горло сковывало, и мужчина не мог выдавить из себя ни единого звука. Нина вызвала «Скорую», но врачи оказались бессильны.

Соседка, успокаивая расстроенную Нину, предположила, что на Степана навели порчу:

— Ты поди к Авдотье Григоровне, пусть посмотрит мужа твоего. Сделали ему, милая, да чует мое сердце – кровная твоя…

Отчаявшейся женщине больше ничего не оставалось делать, кроме как, действительно пойти к старой, полуслепой отшельнице Авдотье.

Степан был в полуживом состоянии. С каждым шагом женщинам все тяжелее и тяжелее доставался каждый шаг в дому ведуньи.

Окинув уставшими глазами прибывших, Авдотья сразу попросила занести в избу Степана, а самим ждать за дверью.

Нина ждала больше трех часов и была уже на грани нервного срыва, но в этот момент дверь отперлась. Авдотья строго взглянула на женщин и заявила:

— Жив твой муж. Спит. А вот кров зря в дом течет – отводи ее от себя и семьи своей. Горе тебе если не поймешь. – И тут ее взор смягчился. – Поди домой. Сам придет к ночи, а вещицу, что даровали тебе на днях отдай той, кто тебе ее на смерть даровал.

После ее слов, Нина сразу вспомнила мастерок, который был подарен мужу Дарьей. Злость захлестнула глаза. Со слезами на глазах, женщина отправилась домой, забрала злополучный мастерок и быстрыми шагами направилась к сестре:

— За что ты ко мне так, Дарья? Неужто, любили меня больше чем тебя? Неужто, я тебе дорогу перешла когда-то? За что ты меня ненавидишь? Говори! За что? За что? За что?!

Дарья стояла молча у крыльца, но когда Нина бросила ей во двор мастерок, нервы ее сдали:

— Да мой муж умер и твой пусть умрет! И ты умри! – Дверь захлопнулась. Через неделю Дарья покинула село и больше не давала о себе знать.

Степан вернулся под утро. Чувствовал себя хорошо. И только Нина чувствовала себя подавленной и разбитой. У нее в голове никак не могла поместиться сама мысль о том, что родной человек способен желать ей смерти. За что? Ведь ничего плохого не было между ними никогда…

pustota01_b

Через пару дней, томимая грустными мыслями, Нина отправилась к Авдотье. Ведунья улыбнулась и рассказала ей о том, что у Дарьи жизнь была похожа на каторгу. Муж умер, а детей злому человеку Бог так и не дал. И потому, глядя на дружную семью сестры, терзала ее саму жуткая грязная зависть.

Вот и пакостила как только могла, да как только сил имела.

— Не доверяй всем, дитя, даже родной человек порой может стать опасней черта на земле…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ