Сознание разбита, а ее осколки невыносимо громко звенят в голове, звон отдается бешеным пульсом в висках. Голова раскалывается. Я … Я сделала что-то ужасное. Не помню ничего. Все будто в тумане. Помню, как пришла к подружке в гости … Зачем пришла? А, у нее вчера был день рождения … Помню, как она открывала бутылку полусладкого. Помню, как я кричала, звала ее, а она не приходила … Потом я почему-то вылезла через окно …

Так, мне надо успокоиться. Кофе, душ, одеяло … Но черт возьми, мне так холодно! Так мерзко на душе …

Я закрываю дверь на замок и сажусь за стол. Когда я рисую, мне никто не должен мешать. В противном случае от меня «отходит», и я могу порвать рисунок на куски или что-нибудь разбить … Надо же куда-то девать накопившуюся негативную энергетику!

Штрих, штрих, еще штрих! Прочь! Прочь сомнения! Я … Я рисую себе крылья! Крылья, как у ангела — живые и легкие! Изгиб … изгиб! Прорисовываю каждое перышко! Каждый блик, каждую тень … Прекрасно! С недавних пор я так хорошо рисую …

Но вот … Опять … В голове зашумело … Я не понимаю, что делаю. Рука движется автоматически, без моего руководства. Она сама по себе, отдельно от мозга, рисует новые линии, штрихи, светотени … Я даже не смотрю на бумагу. Я ничего не вижу. Я теперь могу только слышать, Только чувствовать, как жутко громко пульсирует в висках, а в окно колючими, холодными, искристыми хлопьями стучит мокрый снег. Стучится и тает, как тает осознание того, что происходит в моей голове.

В глазах окончательно темнеет. Последнее, что я слышу, как мой стул падает на пол.

Читайте также статью:  19:39 кнопки лифта

* * *
Обморок длился недолго, но я больно ударилась головой. Я осторожно встаю и еще осторожнее смотрю на письменный стол — что же у меня получилось?

Крылья моего ангела заметно потемнели, но остались по-прежнему пушистыми и красивыми. А вот лицо … Лицо было каким-то отчужденным, враждебным. Мне совсем не страшно, как это бывало раньше. Я привыкла, что когда на меня «находит», я рисую совсем не то, что хочу …

Рисунок отправляется в верхний ящик стола, до предыдущих работ. Последняя из них — кроваво-красный глаз, что получилось абсолютно живым — смотрит на меня с пренебрежением.

Я открываю нижний ящик стола. В нем лежат не мои рисунки, а то, что помогает мне отойти от них. Пачка белых, аккуратно свернутых трубочек, приветливо улыбается мне. Обычная, безобидная травка — а какой эффект! Минимум вреда и максимум энергии! Не помню, кто посоветовал мне курить косяки, но я ему очень благодарна.

После одной порции появляется бодрость и легкость во всем теле! Эх, невидима и свободна! Ой … Поесть надо бы … На пустой желудок эйфория быстро пропадает.

Я достаю из холодильника палку старой колбасы. Мне вполне хватает ее и супчиков быстрого приготовления.

Но вдруг опять … Держа в руке нож, я словно чувствую какое-то дежавю … Рука дрожит, нож соскальзывает и вместо колбасы попадает по пальцу. Мне захотелось кричать, но не от боли, а скорее от ужаса. Меня чуть не стошнило при виде крови. Дыхание сбилось, пульс участился … Это что, побочный эффект от марихуаны ?!

Я медленно сползаю по стенке и обхоплюю руками голову. Перед глазами мелькают жуткие картины. Полусладкое льется в бокал. Слова «он мой» и звонкий смех подруги. Моя рука решительно охватывает рукоятку ножа. Он летит. Клинок врезается ей в живот. Подруга падает на пол. Лужа крови. Я кричу, зову ее, но она не откликается. Я вылезаю через окно второго этажа. Моя последняя мысль: «Меня не найдут». Окровавленная салфетка падает из моей руки на асфальт. Я не оставила отпечатков.

Читайте также статью:  Веселая ночь

* * *
Безумный крик пронзает мою пустую квартиру. Лика, моя Лика! Я убила свою подругу! Как … Как я это сделала? Я … Господи, я не могла, не могла так! Так, она недавно начала встречаться с моим бывшим, но им было хорошо вместе, а мне на него как-то фиолетово …

Нет! Это все бессмысленные галллюцінаціі! Пора завязывать с травкой! ..

Я встаю, опираясь на второй стул, которым я уже не пользуюсь. Моя рука оказывается загрязнена в серой пыль. До чего я себя довела за последний год? Я плохо сплю. Я не убираю в квартире. Я питаюсь всякой фигней вроде супчиков и лапши быстрого приготовления. Я курю травку, в конце концов! Я пью кофе тоннами. У меня нередко случаются приступы и истерики. Я просто курю. Иногда. Легкие сигареты. Я рисую, а по ночам мучаюсь от кошмаров …

С недавних пор я в состоянии, когда сознание было полностью затуманена, чуть не перерезала себе вены. Я … Я убила свою подругу. Или нет? Вот видите, я даже толком не помню и не знаю …

Может, это шизофрения? Или раздвоение личности? Или что-то вроде этого? Тогда с чего же все началось? Почему моя жизнь завис где-то на краю обрыва в один момент?

Слишком много вопросов … А сил, чтобы найти ответа, слишком мало.

Я снова подхожу к письменному столу. Открываю верхний ящик. На меня один за другим смотрят падший ангел, «живой» кроваво-красный глаз, вампир который обнажил клыки , оборотень, который воет на луну, охваченный огнем зеленый дракон, демопица в вызывающе коротком платье … Это все, конечно, красиво, но почему мне так трудно их рисовать? Почему каждый раз моя рука дорисовывает работу самостоятельно, без моего на то разрешения?

Читайте также статью:  Ад для Насти

Уже пожелтевшие от времени листки бумаги аккуратно ложатся на пол, покрывая его новым сплошным ковром (старый уже давно не пилесошу). Я підбираюся до дна ящика.

Последний рисунок, полуобнаженная девушка с безумными глазами, присоединяется к куче других. На самом дне лежит аккуратно сложенный старый-старый листок, больше напоминающий кусок пергамента. Странно … Я никогда не замечала его раньше. Он исписан неровными каракули на непонятном языке, только в конце осталась моя подпись … Толстая, буро-красного цвета …

Что за бред? Зачем мне это нужно? Может, это какой-то нелепый розыгрыш?

Один щелчок зажигалки — и от злополучного листка остается лишь пепел … Еще косяк … Невидимая! Свободна!

* * *
— Учитель! Иди сюда! — Закричала темноволосая девушка с черными глазами. — Эта … Она сожгла контракт! Идиотка …

— Какая? Художница? — Отозвался низкий, но бодрый голос.

— Да.

— Которая заколола подружку?

— Да-да, именно она . Что делать? — Прекрасные черты девицы исказила лютая, притворно растерянная улыбка.

— Андрас, дружище … — негромко окликнул его Вельзевул, могущественный демон Ада, — помоги-ка нам. Нужно к одной обворожительной лица наведаться … да-Да, захвати мыло и веревку. Скажем, что сошла с ума и повесилась.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ